Эпистемология в научной философии — это часть общих знаний

Эпистемология в научной философии - это часть общих знаний

Онтология против эпистемологии

Онтология и эпистемология, вероятно, являются самыми сложными терминами, которые могут возникнуть при изучении философии. Онтология и эпистемология являются отраслями философии. Попробуем и упростим эти сложные темы.

онтология

Слово онтология происходит от греческих слов «онтос», что означает бытие и «логотипы», что означает изучение. Он пытается выявить вещи вокруг нас, которые на самом деле существуют. Это исследование природы бытия или становления существования, а также их различий и сходства. Он пытается ответить на вопросы, которые начинаются с «Что».

Объем онтологии можно обобщить из философии в другие области, такие как медицина, информатика или даже передовая физика. Онтология помогает нам понять такие вопросы, как то, что есть Бог, что такое болезнь, что происходит после смерти, что такое искусственный интеллект и т. Д. Поле посвящено пониманию существования или отсутствия существ.

Онтология также изучает, как различные существующие сущности могут быть сгруппированы вместе на основе сходных характеристик, и он пытается выяснить эти сходства. Поле также пытается найти связь между существующими объектами.

Люди, которые занимаются онтологией, пытаются понять, почему возникает определенная вещь, как она связана с другими вещами.

эпистемология

Это одна из основных отраслей философии, которая касается аспекта приобретения знаний. Он больше связан с естественными источниками и масштабами и пределами знаний. Эпистемология также происходит от греческого слова «эпистема», означающего знание, а «логос» означает изучение. Эта отрасль философии стремится открыть истинный смысл знания.

Ветвь делится на две части:

  • Природа знания: Это пытается объяснить, что означает, когда человек говорит, что знает о чем-то или событии, или когда он говорит, что не знает об определенной вещи.
  • Пределы знаний: через этих исследователей пытаются определить объем знаний. Они хотят знать, безграничны ли знания. Можем ли мы знать все или есть определенные ограничения на то, что мы можем знать.

Согласно эпистемологии, существуют разные типы знаний.

Эмпирические знания получают через опыт. Человек утверждает факт, основанный на его предыдущем опыте или встречах, связанных с определенной темой. Например, когда он говорит, что огонь горячий или лед холодный, это из-за его собственного опыта. В то время как не эмпирическое знание основано на рассуждениях.

Когда человек говорит, что Антарктида холодная, он объясняет, что, говоря, что районы возле южного полюса получают меньше солнечного света, и, следовательно, они холодные. Пропозициональное знание — это когда человек знает факты о разных областях. Индивидуальные знания основаны на том, что один человек утверждает.

Коллективные знания основаны на том, что знает конкретное сообщество людей. Эпистемология охватывает все эти типы знаний.

Эпистемология считает, что знание — это психическое состояние. Он существует в уме. Если человек не верит, что существует определенная вещь, он не может быть осведомлен о нем. Вера должна быть верной, и только тогда она будет считаться знанием.

Он должен быть фактическим и оправданным здравым рассуждением, прежде чем он будет считаться знанием. Свидетельства и рассуждения — это обязательство приобретать знания.

Факты, основанные на дезинформации или просто удачных догадках, не могут быть истолкованы как знание.

Чтобы обернуть, мы можем сказать, что онтология пытается выяснить, что есть во Вселенной, и эпистемология находит способы узнать, что существует во вселенной.

Источник: https://ru.esdifferent.com/difference-between-ontology-and-epistemology

Философия науки. Вып. 19: Эпистемология в междисциплинарных исследованиях / Отв. ред. И.А. Герасимова. М.: ИФ РАН, 2014

  • Весь номер в формате PDF (1,92 MБ)
  • СОДЕРЖАНИЕ
  • Предисловие (PDF)
  • НАУКА И ОБЩЕСТВО

Касавин И.Т. Междисциплинарные исследования и социальная картина мира. (PDF)

Понятие социальных технологий сегодня используется для обозначения универсального механизма построения социальной онтологии – сферы, в которой артефакты, техника, культура и социальность сливаются воедино.

Современная динамика научного знания почти тотально определяется именно взаимодействием с данной сферой, и при этом синкретическому многообразию социальной онтологии соответствуют новые формы научной деятельности и коммуникации, выраженные в понятии междисциплинарности.

Междисциплинарность оказывается особого рода социальной технологией научных исследований, одновременно проектирующей определенные фрагменты социальной онтологии.Ключевые слова: знание, наука, культура, социальная онтология, междисциплинарность, социальные технологии

Маркова Л.А. Трансформации междисциплинарности в контексте социальной эпистемологии. (PDF)

Междисциплинарность рассматривается на грани её превращения в интерсубъективность. Междисциплинарность базируется на отношении между логическими структурами научного знания как обращённого на внешний мир.

Но по мере того, однако, как учёные и философы начинают больше внимания обращать на субъектный полюс в исследовательском процессе, отношения между дисциплинами превращаются в отношения между авторами нового научного знания.

Ключевые слова: знание, познание, междисциплинарность, интерсубъективность, окружающий мир, объективность, субъективность, case studies, лаборатория, контекст, социальность знания

Никифоров А.Л. Роль науки в современном обществе. (PDF)

В статье обосновывается мысль о том, что основной целью естествознания Нового времени было развитие и совершенствование технических средств для увеличения производства материальных благ.

Истина для науки всегда была лишь вспомогательным средством достижения этой главной цели. Современное общество потребления явилось результатом симбиоза капитализма и технонауки.

Выход из современного кризиса техногенной цивилизации заключается в переориентации науки на исследование человека.Ключевые слова: наука, техника, истина, человек, мораль

Черткова Е.Л. Истина как этическая проблема эпистемологии. (PDF)

Проблема истины рассматривается в контексте современной эпистемологии как философского осмысления науки. Показаны точки пересечения эпистемологии и этики на примере соотношения понятий истины и совести, долга и ответственности.Ключевые слова: эпистемология, релятивизм, этика, наука, истина, долг, совесть

Антоновский А.Ю. Общество как теоретический объект. Эмерджентизм социальной теории vs. редукционизм естественных наук. (PDF)

Статья посвящена различию в теоретическом и дисциплинарном статусе социально-гуманитарных и естественных наук.

Ставится вопрос о том, что определяет фундаментальную различность эти дисциплин; может ли общество как референт социальной теории фактически наблюдаться как некоторый единый пространственно-временной объект, примерно так же, как наблюдаются объекты естествознания, или оно является референтом теоретического термина, не подразумевающего непосредственного наблюдения? Делается вывод, что общество является конструируемым понятием, получающим свой смысл лишь в рамках теоретической модели эмерджентизма. Сравнивается редукционистский характер естествознания и эмерджентистский характер социальной теории.Ключевые слова: эмерджентизм, редукционизм, социальная теория, научная теория

ИССЛЕДОВАТЕЛЬСКИЕ ПРОГРАММЫ ЭПИСТЕМОЛОГИИ

Загидуллин Ж.К., Кузнецова Н.И. Контуры эмпирической эпистемологии на базе теории социальных эстафет. (PDF)

В статье описан проект создания эмпирической эпистемологии на базе теории социальных эстафет российского философа М.Розова. Сформулирована повестка философии науки. Описаны онтологические представления эмпирической эпистемологии, а также программа эмпирического анализа отдельных научных дисциплин (ориентированная на анализ знаний, теорий, наукообразующих программ и рефлексии ученых).

В статье также представлен категориальный аппарат для анализа феноменов междисциплинарности, а также описан способ использования результатов анализа наук из других философских дисциплин (методологии и истории науки, социологии знаний, case-studies, STS).

Ключевые слова: эмпирическая эпистемология, теория познания, философия науки, теория социальных эстафет, научные знания, междисциплинарность

Князева Е.Н. Эволюционная эпистемология перед лицом междисциплинарных вызовов современной науки. (PDF)

В статье рассматривается эволюционная эпистемология в ее современном состоянии и трендах развития и то, как она отвечает на междисциплинарные вызовы современной науки. Исследуется когнитивная сложность (сложности познания, когнитивных функций сознания, связки сознания и тела в процессе познания, сопряжения когнитивного агента и среды его жизни, действия и познания).

Показывается, что идея эволюции, которая всегда рассматривалась в качестве ключевой в эволюционной эпистемологии, получает сегодня более широкое дисциплинарное основание. Эволюция живой природы в смысле эволюционного учения Ч.Дарвина, дополненного в XX в.

генетикой, – это только часть глобального или универсального эволюционного процесса, так называемой большой истории – Big History.

Эволюционное основание для эволюционной эпистемологии становится более широким, а с ним приходит и более глубокое понимание механизмов эволюции природы, общих паттернов эволюции, согласно которым возникает жизнь, затем человек как разумное существо, его когнитивная деятельность возвышается до высших проявлений духа, протекает человеческая история.

Анализируются также результаты современных исследований сознания, нейрофизиологических процессов, лежащих в основе когнитивной деятельности живого существа, возникновения сознания и его высших когнитивных и креативных функций.Ключевые слова: эволюционная эпистемология, когнитивная биология, адаптация, коэволюция, междисциплинарность, сознание, философский натурализм, эмерджентность, энактивизм, эволюционное мышление

ЯЗЫК, СОЗНАНИЕ, КОММУНИКАЦИЯ

Смирнова Н.М. Концепт интерсубъективности в структурах междисциплинарного синтеза. (PDF)

В статье рассмотрен эвристический потенциал концепта интерсубъективности в междисциплинарном контексте: общефилософском, эпистемологическом, социально-эпистемологическом и культурно-антропологическом.

Представлены социально-философские импликации концепта интерсубъективности, а также его историко-философские истоки в европейской философии Новейшего времени.

Показано, что парадигмальной рамкой междисциплинарной концепции интерсубъективности может служить (пост)неклассическая рациональность со свойственным ей акцентом на смысловых характеристиках мышления, деятельности и социальной организации.Ключевые слова: интерсубъективность, смысл, контекст, социальное конструирование реальности, когнитивные паттерны

Бескова И.А. Естественный интеллект, междисциплинарность и феномен интегрального постижения. (PDF)

В статье обозначены истоки скептицизма представителей специальных дисциплин в отношении философских разработок, а также намечены перспективы улучшения положения вещей в этой сфере.

Показано, что конкретный вклад философии в становление и развитие современных нано-био-инфо-когно(NBIC)-проектов может быть связан с формулированием более адекватного подхода к пониманию естественно-интеллектуальной деятельности.

Выявляются слабые места господствующих на сегодняшний день представлений и предлагаются пути их эффективной коррекции.

В этой связи исследуется феномен интегрального постижения как ресурс, в большей степени выражающий природу естественного интеллекта, чем то, что раскрывается в акте самонаблюдения и что точнее передается понятием рассудочного понимания.Ключевые слова: естественный интеллект, мышление, рассудочное понимание, интегральное постижение, телесное, ментальное, позиция наблюдателя, двойственность, недуальность

Труфанова Е.О. Расщепленное сознание как междисциплинарная проблема. (PDF)

В статье исследуется проблема расщепления сознания. Рассматриваются такие аспекты этой проблемы, как проблема рассеченного мозга, расщепление психики в разного вида психических расстройствах, а также расщепление Я в познавательных и творческих актах.

Показывается, что расщепление сознания (в виде расщепления Я) присутствует в сознательной деятельности человека практически непрестанно и играет важную роль в абстрактном мышлении, лежащем в основе познавательной и творческой деятельности человека.

Ключевые слова: сознание, самосознание, Я, мозг, диссоциация, расщепление, рассеченный мозг

Куслий П.С. Анафора и ее семантический анализ как проблема для философии языка. (PDF)

В статье исследуется одна из ключевых философско-семантических проблем в области современной философии языка – проблема семантики анафорических местоимений в так называемых donkey-предложениях.

Предлагается общее введение в проблематику, описание сути проблемы и аналитического аппарата, использующегося в современных теориях для ее исследования. Предлагается обзор ряда ключевых подходов к решению проблемы семантики donkey-местоимений.

Автор также формулирует собственное альтернативное решение для данной проблемы и исследует его в контексте ряда ключевых проблем и контрпримеров.

Статья иллюстрирует способы междисциплинарного взаимодействия между философами, логиками и лингвистами в современных формальных исследованиях языка.Ключевые слова: формальная семантика, анафора, donkey-местоимения, философия языка, теоретическая лингвистика, междисциплинарные исследования

Мигла А.В. Структурный реализм и предложение Рамсея. (PDF)

В статье рассматривается возможность применения Рамсей-предложений в качестве средства выражения структуры научных теорий в рамках популярной сегодня версии научного реализма – структурном реализме. Анализируются попытки структурных реалистов ответить на аргумент М.

Ньюмана о том, что предложение Рамсея может давать лишь тривиальное знание о теоретических сущностях, постулируемых в научной теории. В результате автор приходит к выводу, что ни один из существующих на данный момент подходов не может дать удовлетворительного ответа на аргумент Ньюмана.

Ключевые слова: научный реализм, структурный реализм, Рамсей-предложение, теоретические термины, ненаблюдаемые сущности, референция

Левин Г.Д. Факты в междисциплинарных исследованиях. (PDF)

Проанализированы трактовки вещи и факта, предложенные Г.Фреге, Б.Расселом и Л.Витгенштейном. Обосновано определение факта как положения вещей, отраженного в эмпирическом знании. Показано значение этого определения для междисциплинарных исследований.Ключевые слова: Вещь, свойство, отношение, факт, фактуальное знание, теоретическое знание, теоретическая нагруженность фактов

ЦИВИЛИЗАЦИИ И РАЗУМ

Майданов А.С. Мифоведение и археология как взаимодополняющие и стимулирующие друг друга дисциплины. (PDF)

Статья посвящена взаимодействию мифоведения и археологии в процессе познания ими судьбы и жизненных путей одного из великих древних народов, предков современных индийцев и иранцев – ариев.

Показывается, как обнаруженные археологические памятники помогают истолковать мифические образы и сюжеты, а с другой стороны, как содержащаяся в мифах когнитивная информация подсказывает науке цели, направления и возможные объекты её исследовательской деятельности.

Характеризуется современное состояние взаимодополняющих исследований по этой проблематике, описываются используемые при этом подходы и методы, выдвигается идея разработки новой научной дисциплины – мифоархеологии.

Ключевые слова: эпистемология, археология, мифология, проблема, метод, информация, археологическая культура, мифический образ, мышление, интерпретация, эволюция, гипотеза, теория

Герасимова И.А., Мильков В.В. Целительство и медицинская книжность в Древней Руси. (PDF)

Древнерусская книжность становится предметом пристального исследования историков философии, историков науки, эпистемологов. Анализ текстов вскрывает неоднородность идейных течений в русском средневековом обществе.

Читайте также:  Кто такие гении, и что говорит о гениальности психология

В отношении искусства врачевания выделены три типа целительства – магическая практика, теотерапевтическое исцеление и профессиональная, природосообразная медицина. Каждый тип целительства и врачебного искусства представлен специфической онтологией, установками в познании и творчестве. Природные жизненные циклы и ритмы имели существенное значение для исцеления.

Ключевые слова: древнерусская книжность, целительство, медицина, сокровенное знание, природные ритмы, духовность, магия, природосообразная медицина, когнитивный стиль

Summary

Об авторах

Источник: https://iphras.ru/ps19.htm

2.1. Теория познания (гносеология) как раздел философии

Узнать стоимость работы по вашей теме

  • FREE
  • Л.Ф. Гончар. Философия
  • Философия

Путь познания — вечный путь от незнания к знанию, от явления к сущности, от сущности первого порядка к сущности второго порядка и т. д. Познание есть удивление.

Человек удивляется тому, что хочет познать. Познание начинается с сомнения. Сомнение и неизвестное соседствуют друг с другом. И некоторые философы считают, что неизвестное — это самое драгоценное достояние человека.

Еще Платон писал, что все в здешнем мире есть слабый образ верховного домостроительства, в котором много сомнительного и непознаваемого.

Непознаваемое, когда мы доверяемся нашим впечатлениям. А впечатления возникают, когда мы скользим по поверхности явлений и процессов, -что мы умеем делать с ловкостью и быстротой. Познание не сводится к впечатлениям.

Оно развертывается как весьма сложный процесс, охватывающий собой все акты и феномены, которые формируют и развивают познавательный образ. Помимо чувственного созерцания и восприятия вещей, воображения, познание предполагает глубокое абстрактное мышление.

Познание — это процесс постижения мыслью объективной реальности.

На современном этапе развития науки, общества многие проблемы гносеологии (учение о всеобщих механизмах и закономерностях познавательной деятельности человека) требуют дальнейшего развития.

Теория познания (гносеология) — это раздел философии, в котором изучаются такие проблемы, как природа и сущность познания, содержание познания, форма познания, методы познания, истина, ее условия и критерии, формы существования и развития знаний. Каждая из перечисленных проблем имеет свое содержание. Так, природа и сущность познания включает в себя такие вопросы, как предмет познания, соотношение субъекта и объекта познания, соотношение сознания и знания;

содержание познания — диалектику процесса познания (чувственное и рациональное, от явления к сущности, от сущности первого порядка к сущности второго порядка и т. д.

, единство конкретного и абстрактного), детерминацию процесса познания социокультурными факторами; форма познания — логическую структуру мышления, соотношение логических законов и логической правильности мышления, категориальную структуру мышления, познание и язык; методы познания — соотношение метода и теории, метода и методологии, классификацию методов по степени субординации и координации; истина, ее условия и критерии — соотношение истины и знания, соотношение абсолютной и относительной истины, конкретность истины, многообразие истин, критерии истины; формы существования и развития знания — факты науки, сущность проблемы, сущность гипотезы, принципы доказательства, сущность теории.

Перечисленными проблемами занимается исключительно философия. Объясняется это тем, что философия анализирует тотальность вещей, реальность во всех ее частях и моментах без изъятия: материальный мир, идеальные феномены и воображаемые объекты. Без теории познания в широком смысле слова это сделать невозможно.

Философия выработала такие средства, методы, принципы. Частная наука сделать это не в состоянии из-за ограниченности ее предмета и системы знаний. Анализируя их, философия опирается на другие философские разделы: онтологию, диалектическую и формальную логику.

Она использует данные антропологии, этики, культурологии, социологии, психологии, педагогики, физиологии, нейрофизиологии, медицины и др.

Следует подчеркнуть, что проблемы гносеологии формировались в процессе развития потребностей общества и науки в целом.

Познание само и его изучение не есть нечто неизменное, раз и навсегда данное, а представляет собой развивающееся по определенным законам.

Как нам известно из истории философии, гносеология имеет длительную историю, истоки которой уходят в античную философию. Напомним некоторые моменты.

В античной философии, особенно в греческой, были поставлены глубокие идеи о соотношении объекта и субъекта, истины и заблуждения, конкретности истины, диалектики процесса познания, объекта познания, структуры человеческого мышления.

Гераклит один из первых античных философов обратил внимание на гносеологию, говоря о характере человеческого познания.

Он отметил некоторые объективно существующие аспекты отношений между субъектом и объектом в процессе познания, различил чувственное и логическое познание, отмечая при этом, что высшая цель познания — это познание логоса, познание высшего мироздания. Объектом познания для Гераклита являлся мир.

Демокрит специально разрабатывал проблемы гносеологии: ставил и решал вопрос о предмете познания (предметом познания выступают атомы и пустота и отношения между ними); ставил проблему диалектики процесса познания (есть два вида познания — посредством чувств и посредством мышления); впервые дал анализ в наивной форме процесса отражения (наивно-материалистическая теория «идолов»); выдвигал проблему субъекта познания (субъектом познания выступает мудрец — человек, обогащенный знаниями эпохи); впервые поставил проблему индукции.

Античная софистика (Протагор, Горгий) в теории познания выдвинула ряд рациональных моментов.

К их числу можно отнести: сознательное исследование мышления самого по себе; понимание его силы, противоречий и типичных ошибок; стремление развивать гибкость мышления; подчеркивание активной роли субъекта в познании; анализ возможностей слова, языка в процессе познания; софисты ставили проблему истины, анализировали содержание знания.

Сократ выдвинул на первый план диалектическую природу познания как совместного добывания истины в процессе сопоставления различных представлений, понятий, их сравнения, расчленения, определения и т. п. При этом он подчеркивал тесную связь познания и этики, метода.

Рациональное содержание философии Платона — его диалектика, изложенная в диалогической форме, то есть диалектика как искусство полемики. Он считал, что бытие заключает в себе противоречия: оно едино и множественно, вечно и преходяще, неизменно и изменчиво, покоится и движется.

Противоречие есть необходимое условие для пробуждения души к размышлению, важнейший принцип познания.

Поскольку, согласно Платону, любой предмет, любая вещь в мире «есть движение», то, познавая мир, нам следует по необходимости, а не по прихоти и субъективному произволу изображать все явления как процессы, то есть в становлении и изменчивости.

Вслед за элеатами и софистами Платон отличал мнение (недостоверные, часто субъективные представления) от достоверного знания.

Мнение он разделял на догадку и доверие и относил его к чувственным вещам, в отличие от знания, имеющего своим предметом духовные сущности.

В гносеологии Платона содержится идея о двух качественно различных уровнях мыслительной деятельности — рассудке и разуме, «нацеленных» соответственно на конечное и бесконечное.

Аристотель в созданной им логике видел важнейший «органон» (орудие, инструмент) познания. Его логика носит двойственный характер: она положила начало формальному подходу к анализу знания, но одновременно Аристотель стремился определить пути достижения нового знания, совпадающего с объектом.

Он пытался вывести свою логику за рамки только формальной, ставил вопрос о содержательной логике, о диалектике. Тем самым логика и гносеология Аристотеля тесно связана с учением о бытии, с концепцией истины, так как в логических формах и принципах познания он видел формы и законы бытия.

Он впервые в истории философии дает определение истины.

Важную роль в процессе познания Аристотель отводил категориям -«высшим родам», к которым сводятся все остальные роды истинно сущего. При этом он представил категории не как неподвижные, а как текучие, дал систематический анализ этих существеннейших форм диалектического мышления, считая их содержательными формами самого бытия.

Продемонстрировав веру в силу разума и подчеркнув объективную истинность познания, Аристотель сформулировал ряд методологических требований к последнему: необходимость рассмотрения явлений в их изменении, «раздвоение единого», представленное им не только как закон объективного мира, но и как закон познания, принцип причинности и др. Заслугой Аристотеля является также то, что он дал первую обстоятельную классификацию софистических приемов — субъективистских, псевдодиалектических ходов мысли, свидетельствующих лишь о мнимой мудрости, уводящей познание на путь заблуждений.

Крупный шаг в развитии теории познания был сделан европейской философией XVIIXVIII вв. (философами Нового времени), в которой гносеологическая проблематика заняла центральное место.

Фрэнсис Бэкон — основоположник экспериментальной науки этого времени — считал, что науки, изучающие познание, мышление, являются ключом ко всем остальным, ибо они содержат в себе «умственные орудия», которые дают разуму указания или предостерегают его от заблуждений («идолов»). Ставя вопрос о новом методе, об «иной логике», Ф.

 Бэкон подчеркивал, что новая логика — в отличие от чисто формальной — должна исходить не только из природы ума, но и из природы вещей, не «измышлять и выдумывать», а открывать и выражать то, что совершает природа, то есть быть содержательной, объективной.

Бэкон различал три основных пути познания: 1) «путь паука» — выведение истин из чистого сознания.

Этот путь был основным в схоластике, которую он подверг резкой критике, отмечая, что тонкость природы во много раз превосходит тонкость рассуждений; 2) «путь муравья» — узкий эмпиризм, сбор разрозненных фактов без их концептуального обобщения; 3) «путь пчелы» — соединение первых двух путей, сочетание способностей опыта и рассудка, то есть чувственного и рационального. Ратуя за это сочетание, Бэкон, однако, приоритет отдавал опытному познанию. Он развивал диалектику процесса познания.

Бэкон разработал новый эмпирический метод познания, каким у него является индукция — истинное орудие исследования законов («форм») природных явлений, которые, по его мнению, позволяют сделать разум адекватным природным вещам. А это и есть главная цель научного познания, а не «опутывание противника аргументацией».

Важная заслуга Бэкона — выявление и исследование глобальных заблуждений познания («идолы», «призраки» разума). Важное средство их преодоления -надежный метод, принципы которого должны быть законами бытия.

Метод — органон (инструмент, орудие) познания, и его необходимо постоянно приспосабливать к предмету науки, а не наоборот.

Всю философию и гносеологию Рене Декарта пронизывает убеждение в беспредельности человеческого разума, в огромной силе познания, мышления и понятийного усмотрения сущности вещей. Началом познания выступает у Декарта сомнение. Все сомнительно, но несомненен сам факт сомнения. Для Декарта сомнение — это не бесплодный скептицизм, а нечто конструктивное, всеобщее и универсальное.

Уделяется большое внимание методу. С его помощью и предаются суду чистого разума все общепринятые истины, подвергаются тщательной и беспощадной проверке их «верительные грамоты», обоснованность их претензий представлять подлинную истину.

По Декарту, разум, вооруженный такими средствами мышления, как интуиция и дедукция, может достигнуть во всех областях знания полной достоверности, если только будет руководствоваться истинным методом.

Последний есть совокупность точных и простых правил, строгое соблюдение которых всегда препятствует принятию ложного за истинное.

Правила рационалистического метода Декарта представляют собой распространение на все достоверное знание тех рациональных способов и приемов исследования, которые эффективно применяются в математике (в частности, в геометрии).

Это означает, что нужно мыслить ясно и отчетливо, расчленять каждую проблему на составляющие ее элементы, методически переходить от известного и доказанного к неизвестному и недоказанному, не допускать пропусков в логических звеньях исследования и т. п.

Свой рационалистический метод Декарт противопоставлял как индуктивной методологии Бэкона, к которой относился с одобрением, так и традиционной, схоластизированной формальной логике, которую подверг резкой критике. Он считал необходимым очистить ее от вредных и ненужных схоластических наслоений и дополнить ее тем, что вело бы к открытию достоверных и новых истин. Таким средством и является прежде всего интуиция.

Продуктивным методом декартовской философии и гносеологии являются: формирование идеи развития и стремление эту идею применить в качестве принципа познания природы, введение в математику диалектики посредством переменной величины, указание на гибкость правил своего метода познания и на их связь с нравственными нормами и ряд других.

Итак, философия Нового времени уделяет большое внимание гносеологии. В ней можно вычленить такие рациональные стороны:

  • определяется предмет познания — природа, цель познания — покорение ее;
  • развивается диалектика процесса познания (познающий объект — пчела), фактически многие философы выступают против сенсуализма и рационализма (французские философы XVIII в.);
  • уделяется большое внимание методу познания (эмпирическому и теоретическому), обоснованию правил метода, анализу правил морали, вытекающих из правил метода;
  • развивается учение об истине;
  • анализируется соотношение истинного, достоверного и вероятностного знания;
  • выдвигается проблема критерия истины.

Гносеология нашла свое дальнейшее развитие в немецкой классической философии.

Основоположник немецкой классической философии Кант впервые попытался связать проблемы гносеологии с исследованием исторических форм деятельности людей: объект как таковой существует лишь в формах деятельности субъекта.

Он поставил проблему познавательной деятельности и познания.

Основной для своей гносеологии вопрос — об источниках и границах познания — Кант сформулировал как вопрос о возможности априорных синтетических суждений (то есть дающих новое знание) в каждом из трех главных видов знания -математике, теоретическом естествознании и метафизике (умозрительном познании истинно сущего). Решение этих трех вопросов Кант дал в ходе исследования трех основных способностей познания — чувственности, рассудка и разума.

Несмотря на априоризм и элементы догматизма.

Кант считал, что естественным, фактическим и очевидным состоянием мышления является как раз диалектика, ибо существующая логика, по Канту, ни в коей мере не может удовлетворить назревших потребностей в области решения естественных и социальных проблем. В связи с этим он подразделил логику на общую (формальную) — логику рассудка и трансцендентальную — логику разума, которая явилась зачатком диалектической логики.

Трансцендентальная логика имеет дело не только с формами понятия о предмете, но и с ним самим.

Она не отвлекается от всякого предметного содержания, а исходя из него изучает происхождение и развитие, объем и объективную значимость знаний.

Если в общей логике основной прием — анализ, то в трансцендентальной — синтез, которому Кант придал роль и значение фундаментальной операции мышления, ибо именно с его помощью происходит образование новых научных понятий о предмете.

Источник: https://scholar.su/uchebniki/gonchar-filosofiya/21-teoriya-poznaniya-gnoseologiya

Теория познания: гносеология и эпистемология

  Теория познания – раздел философии, в котором предметом исследования является сам, процесс познания как таковой, в его, целостности, а не отдельные, частные его формы.

Здесь рассматриваются, сущность познавательного процесса, и его общий механизм, возможности и границы познания, его предпосылки, условия, всеобщие основания и социокультурные детерминанты.

Важнейшая проблема теории познания – соотношение знания и реальности, и тесно связанные с ней вопросы об истине, путях, формах и способах ее достижения, взаимосвязи рационального и иррационального, познания и понимания, знания и веры и др.

   Гносеология — общая теория познания, один из важнейших разделов философии.

Главной проблемой гносеологии является вопрос о том, как (при каких условиях, необходимых и достаточных) возможно человеческое познание вообще и его различные виды (научное, художественное, философское, религиозное, мистическое, обыденное и др.).

Понятия объекта и субъекта познания, истины и способов ее получения и удостоверения, уровней и этапов процесса познания, кодификация и организация знания, структура сознания, познавательные способности субъекта и методы познания — вот неполный список существенных проблем гносеологии.

Их решение во многом зависит от принятых исходных философских установок по вопросам соотношения бытия и сознания (материализм, идеализм, дуализм), чувственного и рационального (сенсуализм, рационализм, иррационализм), познания и практики (созерцательность, деятельность), отражения и творчества (детерминизм, конструктивизм). В истории философии реализованы (построены и развиты достаточно глубоко) все перечисленные выше возможные модели познания. Каждая из них имеет поддержку не только среди философов, но и со стороны крупных ученых. Это объясняется тем, что те особенности познания, которые в каждой из них абсолютизированы, наиболее адекватно соответствуют определенным, качественно различным видам, аспектам и уровням познавательной деятельности, представляющей собой в целом очень сложную и противоречивую систему.

Читайте также:  Что такое плюрализм: определение и виды

   Эпистемология — (греч. episteme — знание, logos — учение) — философско-методологическая дисциплина, в которой исследуется знание как таковое, его строение, структура, функционирование и развитие.

Традиционно отождествляется с теорией познания. Однако в неклассической философии может быть зафиксирована тенденция к различению эпистемологии и гносеологии, которое основано на исходных категориальных оппозициях. Если гносеология разворачивает свои представления вокруг оппозиции «субъект-объект», то для эпистемологии базовой является оппозиция «объект — знание».

Эпистемологи исходят не из «гносеологического субъекта», осуществляющего познание, а скорее из объективных структур самого знания.

Основные эпистемологические проблемы: Как устроено знание? Каковы механизмы его объективации и реализации в научно-теоретической и практической деятельности? Какие бывают типы знаний? Каковы общие законы «жизни», изменения и развития знаний? При этом, механизм сознания, участвующий в процессе познания, учитывается опосредовано, через наличие в знании интенциональных связей (номинации, референции, значения и др). Объект при этом может рассматриваться как элемент в структуре самого знания (идеальный объект) или как материальная действительность отнесения знаний (реальность).

Исторически, эпистемологические представления и проблематика возникают раньше гносеологических и складываются уже в античности. Таковы, например, «идеи» Платона и предложенная им референционная концепция «истины», апории Зенона, тропы скептиков, логика Аристотеля.

Античные представления о знании имели не столько описательный, сколько проблематизирующий и нормативно-методологический характер. Например, апории Зенона фиксировали факт отнесения противоречивых знаний к одному и тому же объекту и задавали таким образом эпистемологическую проблему.

Аристотель пытался снять накопившиеся проблемы за счет нормировки научных рассуждений и введения общих принципов организации знания. Это позволило в дальнейшем создать образцы систематической организации знания.

«Начала» Евклида можно рассматривать не только как продукт обобщения и сведения геометрических знаний, но и как реализацию нормативных эпистемологических концепций Платона и Аристотеля. В средние века критическая и исследовательская составляющие эпистемологии в большой степени сковываются и ограничиваются нормативным характером аристотелевской логики.

Яркое выражение средневековой эпистемологии — схоластический спор «номиналистов» и «реалистов». Новые мотивы вносит Возрождение. Пробуждается интерес к опытному знанию, меняется представление о месте и назначении знания в общей картине мира. Николай Кузанский вводит представление о проблемах как «ученом незнании», т.е.

знании о незнании, что формирует в перспективе новую эпистемологическую стратегию. С другой стороны, философская рефлексия все больше обращается к субъекту и его познавательным способностям. В этой связи актуализируется введенное фактически уже Петром Абеляром понятие сознания как индивидуальной способности и действительности существования концептов.

«Великое усовершенствование наук», провозглашенное Ф. Бэконом и развернувшееся в 17-18 вв., порождает новую формацию знания — новоевропейскую науку. Новая организация знания требовала критической рефлексии и теоретического оформления. Эпистемологические схемы античности и средневековья не могли решить этих задач.

На их месте начинает складываться гносеологическая концепция познания, которая переорганизует философско-методологические представления о знании на основе субъект-объектных схем.

До 20 в. эпистемология не имела собственных институциональных форм, а соответствующая ей проблематика развивалась в основном в логике (прежде всего в английской аналитической традиции) и в рамках гносеологии. Однако уже с конца 19 в.

эпистемологическая проблематика начинает эмансипироваться от гносеологической. Исследователи (прежде всего логики) стремились уйти от субъективизма и психологизма, порождаемого сенсуалистическими и позитивистскими трактовками субъект-объектных схем. В 20 в.

этот процесс приводит к оформлению новых философско-методологических направлений и подходов. Развиваются аналитические, операциональные, нормативные, стуктурно-функциональные приемы и методы исследования знания.

В 1970-х Поппер дал онтологическое обоснование эмансипации эпистемологии, выдвинув концепцию «третьего мира» (объективного содержания знания) и «познания без познающего субъекта».

  • Среди факторов, определяющих современное состояние эпистемологических исследований, необходимо отметить следующие:
  • 1) отношение знания и объекта выходит за рамки чисто познавательных ситуаций. Складываются комплексные практики, где помимо познания, необходимо рассматривать функционирование знания в других типах деятельности: инженерии, проектировании, управлении, обучении;
  • 2) классическое отношение «истинности» дополняется (а иногда и замещается) рядом других отношений: «непротиворечивости», «полноты», «интерпретируемости», «реализуемости» и др.;
  • 3) типология знания становится все более разветвленной и дифференцированной: наряду с практико-методологическим, естественно-научным, гуманитарным и инженерно-техническим знанием выделяются более частные его варианты;
  • 4) особым предметом исследования становится семиотическая структура знания;
  • 5) помимо «знания» интенсивно исследуются и другие эпистемологические единицы (например, «языки»);
  • 6) обозначился кризис сциентизма: научное знание перестает рассматриваться как основная форма знания, все больший интерес вызывают когнитивные комплексы, связанные с различными историческими и духовными практиками, выходящими за рамки традиционных представлений о рациональности!

Источник: http://pravoznay.ru/stat8.html

Журнал "эпистемология и философия науки". Контуры замысла

урнал «Эпистемология и философия науки». Контуры замысла

И.Т. КАСАВИН

Идея создания нового журнала, специально посвященного эпистемологии, философии науки и когнитивным наукам, долго зрела в коллективе единомышленников Института философии Российской академии наук. Не буду утомлять читателя излишними подробностями. Скажу только, что без благожелательной поддержки директора Института философии РАН, академика B.C. Стенина, дело бы не сдвинулось с мертвой точки.

Позвольте познакомить вас, дорогие читатели и будущие авторы журнала, с нашим замыслом.

Цель журнала — в содействии исследователям в области эпистемологии и философии науки, а также логики, когнитивных наук, синергетики, социальных и гуманитарных дисциплин, в той или иной мере связанных с изучением науки и познавательного процесса в целом.

Особое внимание мы будем уделять вопросам преподавания в высшей школе, в частности, связанным с введением нового курса истории и философии науки в рамках программы кандидатского минимума.

Последние годы многие из нас испытывают дефицит профессионального общения. Поэтому мы будем выстраивать политику журнала так, чтобы объединять профессионалов, способствовать их диалогу и исследовательскому взаимодействию.

Мы исходим из того, что сердцевиной теоретической философии являются именно исследования в области эпистемологии и философии науки. i> Этот тезис никоим образом не отрицает важности других философских дис-11 циплин — истории философии, анализа ценностного сознания, религиоведения, философской антропологии.

Вместе с тем мы хотели бы подчеркнуть зна-' чение методологической составляющей философского мышления. Если стержнем мировоззрения, без сомнения, является система культурных ценностей, то ¡ ядром теоретической философии является методологическая рефлексия, без которой невозможны ни концептуальное мышление, ни научное образование.

Пренебрежение различием между мировоззрением и теоретическим мировоз-I зрением чревато утратой рационального отношения к миру. Мы исходим из необходимости сохранять и поддерживать его.

Мы верим, что Россия была и будет страной не только нефте- и газодобычи, но не в последнюю очередь страной образованных и культурных людей. В странах с развитой научной, образовательной и философской культурой (США, Германии, Великобритании, Италии и др.

) существует целый ряд специализированных журналов по эпистемологии и философии науки (British Journal for the Philosophy of Science, Philosophy of Science, Zeitschrift für allgemeine Wissenschaftstheorie, Epistemología, Social Epistemology etc.).

В России движение в этой области только начинается, хотя «Теория познания и онтология» и «Философия науки и техники» давно являются ведущими философскими специальностями по классификации ВАК.

  • л н
  • н 1. философия, наука, рациональность
  • к
  • п Наука как система идей, типов деятельности, общения и способов практическо-
  • X го воздействия на окружающую действительность в наши дни как никогда обшир-0
  • х на и — оправданно или нет — символизирует собой современность как таковую.
  • * Неудивительно, что на нее возлагается и высокая, даже чрезмерная ответствен-
  • J ность. Быть может, поэтому наука вынуждена постоянно оправдываться за свои,
  • í»b неизбежные как во всяком крупном деле, просчеты, хотя последние, к счастью,
  • В

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

пока не могут сравниться по масштабам с просчетами других важнейших социальных институтов — политических, экономических, религиозных и др.

Представление о кризисе науки имеет, помимо всего прочего, гносеологическую основу и состоит в смешении различных аспектов науки и приписывании одному из них функции другого.

Критике подвергается, во-первых, основанная на науке техника и ее использование: во-вторых, догматический научный сциентизм; в-третьих, институциональные структуры науки.

Однако экологические проблемы возникли, как известно, не в современную эпоху, догматизма также во все времена было достаточно, а социальные институты в любых областях, как правило, вызывали недовольство.

И хотя наука, действительно, связана едва ли не со всеми сторонами современной жизни, на нее нельзя возлагать основную ответственность за социальные проблемы — тот, кто занимает такого рода антисциентистскую позицию, не замечает, что рассуждает, как завзятый сциентист.

Разговоры о «кризисе современной науки» часто выражают лишь тот тривиальный факт, что наука не может заменить собой или подчинить себе всю культуру и иные социальные структуры. Культурная функция науки весьма локальна, она реализуется лишь в небольшом числе развитых стран, где как раз и осуществляет себя — на фоне остальных фундаментальных ценностей — здоровое стремление применить критерии научной рациональности к самой науке, а также скорректировать место научной рациональности в системе культуры для сохранения общей гармонии.

Происходящее сегодня в значительной степени коренится в том «докризисном» прошлом, когда понимание науки было по преимуществу сциентистским. «В нашу эпоху наука пользуется неслыханным признанием.

От нее ждут решения всех проблем — всепроникающего познания бытия в целом и помощи во всех бедах. Ложная надежда является, по существу, научным суеверием, а последующее разочарование ведет к презрению…

Таким образом, наука является, правда, зна- я мением нашей эпохи, но в таком облике, в котором она перестает быть наукой»1, — у

к

замечает К. Ясперс. Ему вторит Л. Витгенштейн: «Дабы удивиться, должен чело- я век — и, быть может, народы — воспрять ото сна. Наука есть средство усыпить х

  1. О х J
  2. его вновь»2. Антисциентистские настроения только подтверждают, что судьба философии и, сегодня, как уже многие века, при всем многообразии ее направле- Ц
  3. —Ч

1 Ясперс К. Смысл и назначение истории. М.. 1994. С. 111. 9

2 Wittgenstein L. Culture and Value, Oxford 1980. P. 5. ^

ний и течений, связана с судьбой науки — как ее собственного предмета, источника проблем и понятий, объекта апологетики или критики.

Напомним, что научная рациональность вместе с тем не была изначальным идеалом европейской культуры, потому что не всегда эту культуру сопровождала наука и не всегда наука играла в ней лидирующую роль. Научная рациональность — это достаточно позднее образование, включившее в себя ряд предшествующих культурных архетипов (греческих, иудейских, римских).

Поэтому с момента своего возникновения и до наших дней рациональность в своих исторических формах (как соразмерность мира стандартам и критериям разума, логики, науки; как диалоговый дискурс; как организованный текст; как целесообразность) оказывается и остается одной из конкурирующих культурно-исторических программ наряду с такими культурными архетипами как мифическое архэ, традиция, религиозная вера, мировая воля или экзистенция. Вместе с тем, начиная с XVII в., наука прогрессивно и ускоренно развивается, а ее вклад в общественную жизнь постоянно растет. В этих условиях научная рациональность становится фундаментальным идеалом европейской культуры, точнее, одним из них наряду с такими понятиями как личность, свобода, демократия, творчество, духовность. Более того, она сохраняется в качестве идеала лишь постольку, поскольку включена в целостную систему этих идеалов и самоопределяется через отношение к ним. Поскольку научная рациональность — неотъемлемая часть данной системы, часть, выражающая собой систему в целом, постольку научная рациональность есть также и личность, свобода, демократия, творчество, духовность, хотя и не сводится к ним. Можно по-разному оценивать критику научной рациональности, с которой выступил П. Фейера-бенд, назвав науку «догматической идеологией», или некритически принятым мифом, но одно несомненно: он высказал озабоченность рассогласованием науки и базисных ценностей современной культуры. Он как раз говорил о культурно ном содержании научной рациональности, которую нельзя сводить к исторически

  • и изменчивым особенностям научной деятельности, доступным лишь специалис-к
  • п там и оцениваемым по внутринаучным методологическим критериям или прак-
  • X тическим результатам. Да и сама дискуссия о научной рациональности показыва-

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

  1. х ет: культурная ценность науки в том, что она обеспечивает рефлексивно-аналити-
  2. * ческий уровень обсуждения проблем; поднятие на такой уровень всякого диалога
  3. ^ или дискуссии — одна из важных культурных задач науки. Мы сегодня осознаем,
  4. (•Ь что эпистемология призвана изучать не только научное знание, но все многооб-
  5. л
Читайте также:  Что называют синдромом арнольда киари?

разие его типов. Однако это означает не снижение познавательного статуса науки, но расширение, либерализацию философского дискурса. Элиминация же науки из предмета эпистемологической рефлексии неизбежно ведет к элиминации самой эпистемологии.

На фоне общемировой тенденции критического отношения к науке и технике защита идеи рациональности приобретает важный мировоззренческий смысл.

Эта идея относится к важнейшим ценностям современной культуры, которая не может существовать без критического и рефлексивного мышления, без науки, дающей его образцы, без эпистемологии и философии науки, занимающихся их исследованием. Вместе с тем признаки кризиса в области эпистемологии и философии науки достаточно очевидны.

К примеру, количество публикаций в этой области уменьшилось, по некоторым оценкам, не менее чем в два раза по сравнению с 1985 годом, в то время как объем публикаций по политологии, культурологии и религиоведению возрос на порядок и продолжает возрастать.

Одна из специфических для России причин данного положения дел в том, что эпистемология и философия науки, имевшая в рамках марксизма статус «неполитической ниши», в условиях интеллектуальной свободы утратила привлекательность убежища.

Кроме этого, «постмодернистская революция» и «оккультный ренессанс» в значительной мере захлестнули и подорвали интерес к строгому методологическому анализу науки у значительной части читателей.

Однако мы не вправе отказываться от рефлексивного отношения к такой интегральной детерминанте развития цивилизации и культуры как наука; отказ от ее осмысления означал бы не только духовную леность, но и опасную слепоту. Эпистемология и философия науки не утрачивают смысл в современном духовном универсуме, но для этого они должны постоянно выходить за узкие дисциплинарные рамки и расширяться до границ рационалистического философствования _ как такового. При этом, конечно, вновь проблематизируются границы между а

  • философией, наукой и противостоящими науке формами знания и сознания. и
  • к
  • (О X
  • 2. Наука и жизненный мир о
  • х л
  • Стремление реабилитировать науку ведет к переосмыслению соотноше- *
  • ния науки и ненауки применительно к перспективам культуры и цивилиза-
  • =1 Ф

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

ции и уходу от поверхностных решений. К примеру, вопрос о том, вытесняет

ли наука миф, есть часть более общего вопроса о том, как развивается культура — путем пролиферации, размножения типов культуры, или путем последовательной смены одних типов культуры другими.

Экологический подход к культуре состоит в утверждении объективно неизбежного и явного многообразия типов культуры в отличие, например, от типов государственного устройства, экономических структур и научных институтов. Именно в культуре наиболее отчетливо проявляется свободное творческое начало человека, его индивидуальность и духовность, стремление возвыситься над повседневностью.

При этом только культурное творчество отличается относительной социальной безопасностью и не разрушает остальных ценностей европейской культуры. ^ Из этого следует, что отношения между типами культуры не сводятся к вы-

!: теснению одних другими, но им приходится находить совместный способ су->!! ществования. Например, наука потеснила миф в том, что касается объяснения ||! и преобразования мира, став фундаментом того, что В.И. Вернадский называет «научным мировоззрением».

Однако примеры участия мифа в современной культуре неисчислимы и не исчерпываются связями мифа и искусства, мифа и религии, мифа и морали. К. Хюбнер, анализируя Введение в современную конституцию Германии, показывает явную мифологическую на-груженность понятия «немецкий народ». X.

Ленк усматривает в современном спорте извечные признаки мифа. Это примеры того, как миф функционирует в аутентичной форме, выполняя важную культурную функцию наряду с наукой. Вместе с тем надо отличать миф от мифологии — популярной, вульгарной, фольклорной версии мифа.

Она возникает на развалинах мифа и на-||| правлена на его искусственную, внешне-идеологическую реанимацию и эксп-^ луатацию для достижения целей, не связанных с содержанием мифа. Так воз-го никают мифологемы «национальной идеи», «заговора ученых», «империи и зла», «исламского терроризма» и т.п.

Мифологизация некоторого социальна но-культурного феномена, даже если она вызвана объективными причинами,

  1. х представляет собой весьма рискованное предприятие, поскольку обладает им-о
  2. х мунитетом к рациональной критике.
  3. * Мы часто слышим: наука в своем развитии оторвалась от человека, от его

^ потребностей, от сферы жизненного мира и повседневного понимания. Со-гласно X. Люббе, «динамика научного прогресса приводит к потере значения

научных картин мира как средств достижения единства культуры»3. Повсед-невность-де уже не может ориентироваться на науку и, поэтому, нуждается в религиозном фундаменте. В том, что касается диагноза, можно отчасти согласиться с Люббе. Однако есть иной выход из сложившейся ситуации, который для данного автора, возможно, не представляет интереса.

Речь идет о подходе к культуре как многообразию исторических априори (Э. Гуссерль), или универсалий (B.C. Степин). В таком случае в фокус внимания попадает не отличие разных сфер культуры друг от друга, не иерархические отношения детерминации, вытеснения, поглощения и т.п., но интегральные связи, обеспечивающие единство культуры.

Такое единство отчетливо видно в истории отдельных культур — об идее рациональности, свойственной европейской культуре, уже шла речь.

Кросс-культурный, компаративный анализ, впрочем, обнаруживает существенные сходства в самых разных, почти не соприкасающихся культурах, например, древнекитайской, древнеиндйиской и древнегреческой, когда речь идет о возникновении философии.

Философский анализ науки и познавательного отношения в целом, исходящий из идеи культурных универсалий, может быть таким посредником между наукой и жизненным миром, который не упрощает их в целях мирного сосуществования, но возвышает для проблематичного взаимодействия.

Эпистемология в состоянии побуждать обыденное сознание к исследовательскому поиску, к новому взгляду на известные вещи; она соразмеряет науку с человеческими интересами и ценностями. Философский анализ науки не оторван от реальности по определению, не ограничен своим собственным предметом.

Он способствует возвращению науки к исторической и культурной реальности ее бытия, изменяя тем самым самосознание науки.

  • .о' н
  • 3. О структуре журнала Н
  • 05
  • Современная философия познания может выполнять свою функцию только

Источник: https://cyberleninka.ru/article/n/zhurnal-epistemologiya-i-filosofiya-nauki-kontury-zamysla

Предмет эпистемологии и характер ее вопросов

Предмет эпистемологии и характер ее вопросов

Термин «эпистемология» происходит от
древнегреческого слова «эпистеме» (episteme — знание). Эта часть
философии изучает общие черты процесса познания и его результат — знание.
Традиционно она входила в теоретическую философию наряду с учением о бытии —
онтологией.

В классической новоевропейской философии анализ знания обычно
осуществлялся в рамках общего учения о «человеческом разуме». Так это
было у Декарта, Локка, Лейбница, Юма, Канта — великих философов, заложивших
фундамент наших представлений о познании. С середины XIX в. учение о познании
стало пониматься как особая философская дисциплина. Тогда ее обычно называли
гносеологией (от древнегр.

gnosis — гносис, познание) или теорией познания. В
последние десятилетия чаще используется принятое в англоязычных странах слово
эпистемология. Каких-то особо глубоких причин для этих терминологических
изменений не существует. Они прежде всего отражают тот факт, что больше всего
работ по теории знания пишут англоязычные философы.

Поэтому, если вы будете
встречать любой из названных терминов, имейте в виду, что они обозначают
примерно одну и ту же область философии.

«Что я могу знать?» — так И. Кант сформулировал
общий вопрос, на который должна ответить теория познания. Этот вопрос при
дальнейшем анализе разветвляется на множество других.

Существуют ли бесспорные,
абсолютно достоверные основания или источники знания? Если такие основания
есть, то можно ли на них, как на фундаменте, строить системы истинного знания?
Если же таких оснований нет, то как мы можем получить достоверное знание?
Каковы основные формы человеческого знания? Можно ли найти критерии, позволяющие
четко разграничить знание и спекулятивные построения, знание и заблуждение?
Существуют ли границы познания? Можем ли мы знать о состояниях сознания другого
человека? Что такое истина и достижима ли она в человеческом познании? Эти и
подобные им вопросы и являются предметом обсуждения в эпистемологии.

Эпистемология — это часть философии, которая изучает то, как
мы получаем знание о разных предметах, каковы основания и границы нашего
знания, насколько достоверно или недостоверно человеческое знание.

Помимо эпистемологии знание изучают и другие дисциплины. К
ним, кроме философии науки, относятся психология (особенно психология
восприятия и когнитивная психология), этнография (изучающая формы знания
архаических сообществ), лингвистика (поскольку язык является средством не
только коммуникации, но и познания), история науки.

Хотя эпистемология
использует результаты этих дисциплин, изучающих особые виды знания, ее основное
внимание направлено на наиболее общие, фундаментальные проблемы знания. Один из
крупнейших философов XX в. Л.

Витгенштейн, исследования которого очень
значительно повлияли на характер современной эпистемологии, начинает свой
трактат «О достоверности» так: «Если ты знаешь, что вот это
рука, то к этому приложится и все остальное». Весьма сложные проблемы
возникают уже при анализе очень простых на вид суждений.

Разбирая такие
высказывания, как «Я знаю, что у меня есть мозг», «Я знаю, что
мне больно» и т.п. Витгенштейн выявляет всю глубину и сложность вопросов
обоснования, достоверности знания.

Источник: https://goodlib.net/book_276_chapter_13_Predmet_ehpistemologii_i_kharakter_ee_voprosov.html

Эпистемология

Эпистемология — это философско-методологическая дисциплина, в которой исследуется научное знание (см. Наука), его строение, структура, функционирование и развитие. Традиционно отождествляется с гносеологией, или учением о познании (см. Гносеология).

Однако в неклассической философии отмечается тенденция к различению эпистемологии и гносеологии, которое основано на исходных категориальных оппозициях. Если гносеология разворачивает свои представления вокруг оппозиции «субъект — объект», то для эпистемологии базовой является оппозиция «объект — знание».

Эпистемологи исходят не из «гносеологического субъекта», осуществляющего познание, а скорее из объективных структур самого знания.

Основные эпистемологические проблемы: Как устроено знание? Каковы механизмы его объективации и реализации в научно-теоретической и практической деятельности? Какие бывают типы знаний? Каковы общие законы «жизни», изменения и развития знаний? При этом, механизм сознания, участвующий в процессе познания, учитывается опосредовано, через наличие в знании интенциональных связей (номинации, референции, значения и другие). Объект при этом может рассматриваться как элемент в структуре самого знания (идеальный объект) или как материальная действительность отнесения знаний (реальность).

Исторически, эпистемологические представления и проблематика возникают раньше гносеологических и складываются уже в Античности. Таковы, например, «идеи» Платона и предложенная им референционная концепция «истины», апории Зенона, тропы скептиков, логика Аристотеля.

Античные представления о знании имели не столько описательный, сколько проблематизирующий и нормативно-методологический характер. Например, апории Зенона фиксировали факт отнесения противоречивых знаний к одному и тому же объекту и задавали таким образом эпистемологическую проблему.

Аристотель пытался снять накопившиеся проблемы за счёт нормировки научных рассуждений и введения общих принципов организации знания. Это позволило в дальнейшем создать образцы систематической организации знания.

«Начала» Евклида можно рассматривать не только как продукт обобщения и сведения геометрических знаний, но и как реализацию нормативных эпистемологических концепций Платона и Аристотеля.

В Средние века критическая и исследовательская составляющие эпистемологии в большой степени сковываются и ограничиваются нормативным характером аристотелевской логики. Яркое выражение средневековой эпистемологии — схоластический спор «номиналистов» и «реалистов». Новые мотивы вносит Возрождение.

Пробуждается интерес к опытному знанию, меняется представление о месте и назначении знания в общей картине мира. Николай Кузанский вводит представление о проблемах как «учёном незнании», то есть знании о незнании, что формирует в перспективе новую эпистемологическую стратегию.

С другой стороны, философская рефлексия всё больше обращается к субъекту и его познавательным способностям. В этой связи актуализируется введённое фактически уже Петром Абеляром понятие сознания как индивидуальной способности и действительности существования концептов. «Великое усовершенствование наук», провозглашённое Ф.

 Бэконом и развернувшееся в XVII–XVIII веках, порождает новую формацию знания — новоевропейскую науку. Новая организация знания требовала критической рефлексии и теоретического оформления. Эпистемологические схемы Античности и Средневековья не могли решить этих задач.

На их месте начинает складываться гносеологическая концепция познания, которая переорганизует философско-методологические представления о знании на основе субъект-объектных схем.

До XX века эпистемология не имела собственных институциональных форм, а соответствующая ей проблематика развивалась в основном в логике (прежде всего в английской аналитической традиции) и в рамках гносеологии.

Однако уже с конца XIX века эпистемологическая проблематика начинает эмансипироваться от гносеологической. Исследователи (прежде всего логики) стремились уйти от субъективизма и психологизма, порождаемого сенсуалистическими и позитивистскими трактовками субъект-объектных схем.

В XX веке этот процесс приводит к оформлению новых философско-методологических направлений и подходов. Развиваются аналитические, операциональные, нормативные, стуктурно-функциональные приёмы и методы исследования знания. В 1970-х годах К.

 Поппер дал онтологическое обоснование эмансипации эпистемологии, выдвинув концепцию «третьего мира» (объективного содержания знания) и «познания без познающего субъекта».

Среди факторов, определяющих современное состояние эпистемологических исследований, отмечаются следующие:

  1. Отношение знания и объекта выходит за рамки чисто познавательных ситуаций. Складываются комплексные практики, где помимо познания, необходимо рассматривать функционирование знания в других типах деятельности: инженерии, проектировании, управлении, обучении.
  2. Классическое отношение «истинности» дополняется (а иногда и замещается) рядом других отношений: «непротиворечивости», «полноты», «интерпретируемости», «реализуемости» и так далее.
  3. Типология знания становится всё более разветвлённой и дифференцированной: наряду с методологическим, естественнонаучным, гуманитарным и инженерно-техническим знанием выделяются более частные его варианты.
  4. Особым предметом исследования становится семиотическая структура знания.
  5. Помимо «знания» интенсивно исследуются и другие эпистемологические единицы (например, «языки»).
  6. Обозначился кризис сциентизма: научное знание перестаёт рассматриваться как основная форма знания, всё больший интерес вызывают когнитивные комплексы, связанные с различными историческими и духовными практиками, выходящими за рамки традиционных представлений о рациональности.

Источник: https://gtmarket.ru/concepts/7119

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector