Категорический императив — что это такое, каким образом формулируется

Иммануил Кант разработал собственное учение о нравственности, которое повлияло на философию как девятнадцатого, так и двадцатого века. В рамках этой теории он сформулировал абсолютные принципы, которые, с его точки зрения, должны управлять поведением морального человека.

Это так называемые категорические императивы Канта. Раскрытию этих принципов посвящены многие места из такого известного труда философа, как «Основы метафизики нравственности». В своей «Критике практического разума» он тоже часто обращается к пояснению своей моральной теории.

Категорический императив — что это такое, каким образом формулируется

Этическое учение Канта. Категорический императив и его место в моральной теории мыслителя

Философ всю жизнь задавался вопросом о том, как именно нравственность сосуществует с такими общественными явлениями, как религия, право или искусство. Ведь все они взяимосвязаны.

Более того, каждое духовное проявление человеческой деятельности можно понять только при сравнении его с другими. К примеру, если право регулирует то, как люди себя ведут внешне, то мораль руководит ими внутренне.

Нравственность должна быть автономной от религии, с точки зрения Канта. Но вот последняя не может быть не связанной с моралью. Ведь религия без нравственных поступков теряет свой смысл. Изучая это единство, Кант выводит собственную метафизическую теорию об этике.

Она должна быть объективной, то есть основываться на законах разума. Именно такими и являются знаменитые категорические императивы Канта.

«Основы метафизики нравственности»

В этой работе мыслитель попытался вывести этику из пределов рефлексии на тему морали и сформулировать ее как четкую научную и философскую теорию, соответствующую требованиям практического разума. Кант заявил, что, отталкиваясь от обыденного познания, он дойдет до вычленения высшего принципа морали, а затем укажет область его применения.

Главным месседжем его работы было преодоление личных, «эмпирических» мотивов нравственности, и нахождение некоей всеобщей максимы, которая скрывается за действиями и желаниями разных людей. При этом философ использует свой априорный метод, который, собственно, и позволил вывести принцип категорического императива Канта.

Он полагал, что все теории его предшественников не могут покинуть горизонта отдельной личности. Они не руководствуются понятием всеобщности. Они исходят из таких движущих людьми сил, как самолюбие, выгода, стремление к счастью. Но все это чувственные причины, которые не могут дать научную формулировку закона.

Исходя из них, можно только запутаться или, в крайнем случае, ограничиться описаниями. Настоящие априорные правила морали может сформулировать только разум.

Категорический императив — что это такое, каким образом формулируется

Объективная этика

Если мы подходим к этике с теоретической точки зрения, то она должна, подобно математике, следовать неким объективным законам. А это значит, что нас не должно интересовать, может следовать им человек или нет. Эти законы просто указывают нам, что такое настоящая мораль. Это требования разума. Именно они и представляют собой категорические императивы Канта.

Почему они так называются? Философ сам отвечает на этот вопрос. Это правила, которые делают определенные поступки необходимыми, безусловными. Мы должны абсолютно стремиться к ним, чтобы быть нравственными. Мы должны направить на их осуществление всю нашу волю. Мы должны приказать себе поступать так, а не иначе. Это повелительное (imperatives, по-латыни) требование.

Раз мы можем это сделать, значит, должны, и никак иначе.

Причины

Можно задать вопрос: «А почему нам следует вести себя именно так?» Кант отвечает и на него тоже. Высшей априорной ценностью является человек и его достоинство. Любое разумное существо, подчеркивает философ, является целью само по себе. Это значит, что речь идет обо всех людях.

Каждый из них должен поступать так, как если бы другой человек и его достоинство были для него высшей ценностью. Но на какой образец или эталон ориентироваться в таком случае? На априорные понятия добра и зла, которые даны нам он Бога, который даровал нам и разум, и способность к суждению.

Исходя из этого и сформулирован закон, который должен регулировать взаимоотношения между людьми, независимо от того, насколько трудно его исполнить. Потому что только тогда мы сможем называться гражданами «царства свободы».

Категорические императивы Канта предназначены для людей, которые руководствуются волей, а не желаниями, безусловными принципами, а не эгоистическими стремлениями, не собственным узким горизонтом, а всеобщим благом. Их необходимость порождена тем, что в ином случае мир превратится в хаос.

Категорический императив — что это такое, каким образом формулируется

Как они звучат

Наверное, всем нам на каком-нибудь экзамене приходилось отвечать на вопрос преподавателя: «Сформулируйте категорический императив Канта». Но задумывались ли мы над его значением? Философ предложил нам как минимум две формулировки этой максимы, каждая из которых раскрывает нам разные ее стороны. Первая из них акцентирует наше внимание на всеобщности.

Можно сказать, что главная моральная заповедь, которую формулирует Кант, содержит требование выйти за пределы своего эгоизма и посмотреть на мир с точки зрения всего человечества. Поэтому она звучит следующим образом. Следует поступать так, чтобы правила, которыми руководствуется твоя воля, имели бы силу некоего всеобщего закона.

Это касается не только других людей, но и тебя лично. Это более поздняя формулировка, которую мы находим в «Критике практического разума». Есть и другой вид того же императива. Он заключается в том, что люди должны поступать с другими так, чтобы относиться к ним исключительно как к целям, и никогда – как к средствам.

И еще одна формулировка, ближе к традиционно христианской – действуйте так, как вы бы хотели, чтобы люди относились к вашей персоне.

Категорический императив — что это такое, каким образом формулируется

Суть учения о добродетелях

Учение Канта о категорическом императиве представляет собой формализацию моральных принципов. Он назван философом так потому, что его следует исполнять исключительно из стремления к долгу. Любые иные цели – неприемлемы. Он априорен. И, следовательно, его не надо доказывать. Он выводится из данного нам практического разума как самоочевидность.

Он преодолевает границы естественного субъекта, превращая его в общественного. Более того, если мы подчиним все наши действия требованиям этого разума, то мы и станем самыми моральными существами. Именно поэтому Кант говорит о «всеобщем законодательстве».

Ведь то, что объединяет человеческий род для философа находится в некоем свободном «царстве целей», постигаемом исключительно интеллигибельно. Моральный человек совершает прыжок из нашего мира в трансцедентальный, находящийся «по ту сторону природы». Он выходит из повседневной области и становится полностью свободным. Поэтому ему не нужно и традиционное религиозное обоснование морали.

Ведь у человека, который свободен по-настоящему, главными мотивами являются долг и обязательства разума. Следовательно, ему не нужно никакое высшее существо, которое бы стояло над ним и принуждало бы его. Единственным мотивом, который довлеет над свободным человеком, является сам, светящийся изнутри моральный закон. Поэтому, как убежден Кант, нравственности религия не нужна.

Другой вопрос – это источник такого императива. Он не может исходить из природы. Следовательно, он находится в трансцедентальном, интеллигибельном мире высших целей, там, где должно быть бессмертие и Бог.

Категорический императив — что это такое, каким образом формулируется

Разные аспекты

Итак, категорический императив Канта кратко можно охарактеризовать следующим образом: если человек будет совершать поступки, исходя из своих чувств и желаний, то он всегда будет зависеть от них. И если условия изменятся, то и принцип может быть не соблюден. А чтобы наступило всеобщее благо, человек должен руководствоваться моральным законом.

Это возможно только в том случае, если принцип, являющийся движущей силой поведения, будет безусловным. Выше мы рассмотрели максиму философа о всеобщности и морали, который раскрывает осмысление социального индивида как нравственного существа. Но есть и иная формулировка категорического императива Канта.

Она исходит из его критики современного мыслителю общества. С точки зрения философа оно развивается противоречиво и хаотично. Люди преимущественно нацелены на собственные эгоистические интересы. Их мораль – это постоянная дилемма между долгом и себялюбием. При этом различить доброе от злого в обыденном мире иногда просто невозможно.

По мнению Канта, категорический императив является единственным светочем в этом темном царстве, где одно выдает себя за другое. Он представляет собой шаг вперед от обыденности к практической философии, когда интересы и склонности преодолеваются, а наступает сознание настоящего долга, который соответствует объективному закону морали, находящемуся внутри нас.

Нужно только дать ему проявиться. Но как это сделать? Следует вооружиться мужеством, которое всегда сопутствует добродетели. Ведь последняя постоянно борется с порочными наклонностями. Затем надо иметь соответствующие моральные убеждения, позволяющие критиковать не только других, но в первую очередь самого себя.

Ведь пороки – это внутренние чудовища, которые человек обязан побороть. Только в том случае, когда индивид преодолеет собственные соблазны лжи, разврата, жадности, склонности к насилию и так далее, и осудит самого себя, он будет достоин лаврового венца практического разума.

Иначе он будет плыть по инерции в мире всеобщего отчуждения, а его свобода будет равна, по меткому выражению философа, вольности приспособления для вращения вертела, которое один раз завели, а дальше оно совершает свои движения по инерции.

Категорический императив — что это такое, каким образом формулируется

Добрая воля

Категорический императив Иммануила Канта, по глубокому убеждению мыслителя, является тем средством, которое позволит сделать процесс возвышения индивида до родового существа одновременно путем его нравственного совершенствования. Ведь в нем содержится закон, который бы соблюдался, если бы человеку ничего не мешало.

А наша чувственная природа постоянно стоит на пути у морального добра. Поэтому следование ему является долгом. Для этого прежде всего нужно привить уму человека стремление к высшему благу. Тогда принуждающая сила, которая составляет сущность категорического императива Канта, сможет проявиться в виде объективного морального закона.

Тогда люди будут совершать нравственные действия исключительно по принципиальным убеждениям. Поэтому ценность человеческого поступка будет определяться не по его цели, которая, как известно, может привести в ад, даже будучи благой, а по его максиме. Любое наше действие будет моральным только тогда, когда оно произойдет от уважения к моральному закону.

Единственной движущей силой души, способной заставить нас до такой степени чтить эту максиму, является воля. Недаром категорический императив Канта гласит, что максима нашего устремления должна иметь силу принципа всеобщности. Так была сформулирована этика внутреннего убеждения и доброй воли. Можно сказать, что в этом аспекте Кант переходит от языка философии к проповеди.

Но это и не удивительно, потому что его рассуждения очень соответствуют христианским принципам. Не эффект, не продуктивность, а намерение, устремление, соответствие моральному закону может служить критерием ценности. Поэтому все остальное – темперамент, счастье, здоровье, богатство (даже духовное), таланты, мужество – может порождать как благо, так и зло.

Одна только добрая воля является источником высшей морали. Она ценна сама по себе, и имеет тот же внутренний свет, как и категорический императив. Имманиула Канта часто упрекали в том, что он поет дифирамбы доброй воле. Но таким образом он обосновывает самостоятельность личности и ее моральную автономию. Не свободная, а добрая воля является по-настоящему разумной.

Она становится главной причиной того, что человек несет ответственность за свои действия. Она дает силу людям делать не то, что они могут, а то, что обязаны, как повелевает им закон разума.

Достоинство

Суть категорического императива И. Канта состоит в объяснении содержания долга. Не счастье должно являться устремлением человека, а особое душевное состояние. Это достоинство. Только оно дает возможность быть по-настоящему счастливым.

Если мы будем следовать неписаным законам, которые даны нам свыше, априорно заложены в каждое разумное существо, значит, мы его достигли. И, таким образом, получили достоинство быть счастливыми. А как мы узнаем об этом? Тоже все просто. Ведь человеку хорошо известно, богат он или нет.

Так же и наша совесть говорит нам о том, соблюдаем ли мы нравственные максимы или нет. Философ, будучи лютеранином, признает, что в нашей природе есть нечто радикально злое. Это склонности, которые ведут нас к грехам и порокам, и противостоят исполнению долга.

Мыслитель даже признает, что из такого кривого дерева, из которого мы созданы, трудно выпилить что-то прямое. Но несмотря на это, мы способны к добру. Категорический императив И. Канта содержит моральный закон, который не написан в книгах и не отражен в праве. Он в самой совести человека, и оттуда его нельзя вытравить никакими усилиями.

Можно только заглушить его голос. А добрая воля и достоинство – это те самые рычаги, которые можно задействовать для того, чтобы дать заговорить ему в полную силу. Этот принцип имеет еще и другие последствия. Если человек является субъектом доброй воли, то он же – ее настоящая цель.

Читайте также:  Фарисейство: историческое и современное значение термина

И наличие такого высшего объекта устремлений позволяет нам объяснить еще одну формулировку категорического императива. Речь идет о том, чтобы всегда рассматривать человека как цель, и никогда, как средство. В этом состоят и добрая воля, и высшая свобода, и достоинство.

Соединение этих трех категорий и делает максиму морального закона императивом, то есть, категорическим повелением, внутренним принуждением к разумным и, следовательно, благим поступкам. Так рождается добродетель – самое высшее, чего может достичь ограниченный человеческий интеллект в практической области.

Кант прекрасно понимает, что его моральные синтетические суждения вряд ли будут популярными. Он говорит о том, что пытается вывести чистое, незамутненное представление о долге и нравственности. Но все же философ полагает, что его теория – не пустая абстракция. Эту метафизическую концепцию можно задействовать в прикладном порядке. Но тогда человеку придется лавировать между двумя своими противоположными склонностями – к благополучию и к добродетели. Соединение этих стремлений в определенных пропорциях представляет собой практическую гуманность.

Категорический императив — что это такое, каким образом формулируется

Никаких крайностей

По сути дела, категорический императив И. Канта содержит в своей третьей формулировке обычное для античной философии и христианства «золотое правило». Человек не должен делать другим того, чего он не желает для самого себя.

Ведь все понимают, что жизнь в ее элементарных проявлениях должна удовлетворять потребности людей – насыщать голод, утолять жажду, и прочее. Но условия социальной жизни таковы, что человек выходит за пределы этих потребностей и стремится дальше – он пытается сколотить состояние побольше, успокоить свои непомерные амбиции и достичь абсолютной власти.

Эта жажда для Канта является иллюзорным мировоззрением, которое принимает «субъективное за объективное». Оно приводит к тому, что слепая борьба страстей ставит разум себе на службу, а не наоборот.

Есть и другая крайность – когда нормативный деспотизм правил навязывают всем субъектам, когда нечто безличное начинает управлять обязанностями, превращая жизнь в ад. Как правило, такой моральный пуризм любит опираться на формализированные законы и право. Но категорический императив Иммануила Канта вовсе не таков.

В практическом смысле он исходит из принципа любви к ближнему, а не основывается на системе юридического насилия. Его принуждение исходит изнутри, а не извне. Ему противостоит еще и другой императив – гипотетический. Он находится вне пределов кантианской нравственности. Он предполагает, что человек может быть моральным при определенных условиях.

Его можно сформулировать так – если вы желаете сделать нечто одно, вам нужно предварительно совершить другое. Категорический и гипотетический императив Канта могут не только противостоять, но и дополнять друг друга, если последняя максима будет играть факультативную, а не направляющую роль в поступках человека.

Источник: https://www.syl.ru/article/190052/new_kategoricheskie-imperativyi-kanta-i-ih-sut

Три формулы категорического императива за И. Кантом

Категорический императив — что это такое, каким образом формулируется Иммануил Кант сделал весомый вклад в развитие философии и этики. Развив вопрос ума и нравственности, он отделил теоретический аспект — душа человека, Бог и свобода, и практический аспект с основным вопросом «что делать человеку». При этом отмечал, что практический разум шире, чем теоретический и более важный, чем первый.

Под понятием категорический императив имеется в виду моральное воззрение, которое обязано быть первостепенной директивой поведения лица, универсальным моральным законом. По мнению философа принципы категоричности являются априорными для человека, однако не врожденными.

Сознание независимо от религии, а этика это сфера внутреннего закона. Априорное осознание долга как основа категорического императива. Под проявлением категорического императива можно рассматривать совесть, как конкретизацию императива, понятие долга, как действовать по велению совести.

Формула первая категорического императива трактуется таким образом «Категоричный императив высказывает только про то, что есть обязательным, читай: твори сообразно максиме, ведь она несет в себе силу всесветного положения.». То есть моральное поведение устанавливается не частными, а общественными законами. И является фундаментом тому что, сознание должно быть свободным от индивидуальных желаний, представлять собой общественное сознание.

Так как максима является субъективным законом деятельности, согласованным и определенным каждым субъектом для себя.

Во второй формуле декламируется факт того, что человек должен действовать так, как он относится к людям в своем образе, так и в образе других людей, только не так что б потом использовать, а как к цели.

Особенно эту форму Кант выделил между остальных, при этом придал второму императиву частного сверх важного значения.

Согласно автору никто не в праве относиться к особе как к средству при достижении личных планов, ведь сам человек и является целью.

Здесь можно подчеркнуть формальность характера первой формулы императива, в отличии от второй, которая есть характеристикой не формы, а социальной значимости, содержания, нравственности.

В третей формуле заявляется свободная воля личности, которая есть фундаментом универсальный законов.

То есть правило свободы любого индивидуума как воли личными максимумами, который в свою очередь устанавливают всемирные положения, и действительно подходит для категорического императива согласно тому, и из-за этого понятия всемирного законодательства он не базируется ни на каких интересах, что приводит к тому что только один из императивов абсолютным.

  • Доказывая третью формулу императива, Кант объясняет что понимание того, что субъект личным долгом объединен с законом, и не было предположений, что это подчинение только личному, при этом всемирному законодательству и человек должен творить действия, которые будут соответствовать его внутренней воле.
  • Последняя формула выражает поведение человека как участника социума, гражданина, без проблем подчиняется одобренным в обществе законам, ведь человек является одним из объектов принимавших или утверждающих их.
  • Утверждение и принятие является актом трансцендентальной власти над собой, не как действие которые можно обосновать психологически, а социальное.

Признание позитивного права, возникающего по воле законодателя довольно кардинально отличает Канта от сторонников классической теории естественного права. Одним из примечательных заключений Кант изображает свободу, а именно как талант человека выбирать только то, что разум оценивает как добро.

Свободная воля — добрая воля. Категоричное умозаключение осмысливает высказывание Канта о том что свободная воля и воля, которая подчиненная моральным принципам являются одним и тем же.

Более влиятельным и практическим с методологической точки зрения, является то, что Кант придал категорическому императиву не только нужный формализм, но и необходимые ограничения, и даже возражения. Принимаются вторая и третья формулы закона.

Человек не должен быть рассмотрен как средство, ведь он является целью, для других и в первую очередь для себя. Также лицо должно подчиняться только тем установкам, законам, которые были приняты с его прямым или опосредованным согласием.

Основная идея категорического императива это осознание долга. Что понимает под собой определения морального поведения не поступками, а мотивами, лежащими в основе или максимы.

Категорический императив похож и довольно близок к канону веры: общество, где нравственность превосходит другим аспектам является высшей стадией развития человечества. Также в своих рассуждениях Кант касается идей вечного мира, где за основу получен правовой запрет и экономическая нецелесообразность войны.

Подытоживая можно сказать, про то что сам императив один, выраженный в трех формулах: первая формула универсализации, вторая персонализации, а третья автономии. То есть совершать такие действия, которые с твоего желания станут общественным общим законом. Относиться к остальным людям как к цели, а не как к средству, и они будут делать так же.

Кант строго придерживался своего категорического императива.

На что указывает факт записанный биографом Канта Васианським о том, что к умирающему Канту приходил врач, но все ровно принимал врача стоя, ели стоял на ногах и говорил невнятные слова, тогда когда врач пытался его усадить что б провести осмотр , доктор не понимал больного, ни его намерений, а Имануил повторял какие то отдельное слово, потом Васианский объяснил доктору что Кант не сядет гость. Можно подумать что это очень странно, но надо понять что даже при смерти Имануил не забывал о чувстве принадлежности к человечеству.

Сам Кант является примером своего правила, ведь всю жизнь он придерживался категорического императива, и требовал этого от других. Одним из его утверждений является то что этика — это философия убеждения.

Источник: http://moral.infotaste.com/tri-formuly-kategoricheskogo-imperativa-za-i-kantom/

Категорический и гипотетический императив. Формулировки категорического императива

Категорический императив — что это такое, каким образом формулируется

«Практическими принципами» Кант называет общие детерминации воли, в подчинении которых есть множество частных практических правил. Например, общее правило — позаботься о собственном здоровье сам — можно специфицировать: занимайся спортом; питайся умеренно, в соответствии с возрастом; избегай чрезмерных вожделений и т. п.

Кант делит практические принципы на максимы и императивы.

«Максима есть субъективный принцип воления», относящийся к отдельным индивидам, а не ко всем вместе. Например, максима «отомсти за всякое нанесенное оскорбление» предполагает соответствующий тип характера, не желающий терпеть обиду; или в более близкой нам формулировке: будь хитрее обидчика.

Императивы, напротив, — объективные практические принципы, значимые для всех: «Представление об объективном принципе, поскольку он принудителен для воли, называется велением разума, а формула воления называется императивом». Эти веления, или долженствования суть правила, выражающие объективную необходимость действия.

Если бы разум мог всегда направлять волю, то все действия были бы безупречными (чего на самом деле нет из-за вмешательства эмоциональных и эмпирических факторов, почти всегда коррумпирующих волю).

Есть два типа императивов: гипотетический и категорический. Императив гипотетический, если он определяет волю при условии наличия определенных целей.

Например, «если хочешь преуспеть, потрудись научиться», «хочешь стать чемпионом, качай мускулы», или «хочешь беспечной старости, научись экономить» и т. п.

Эти императивы имеют объективную силу для всех, кто заинтересован именно в этих целях: иметь или не иметь, желать или не желать. Они относятся к воле, значит, их объективность и необходимость обусловлены.

Гипотетические императивы выступают как а) правила искушенности, когда отнесены к определенным целям; б) советы предосторожности, как, например, в поисках счастья с элементом неопределенности, или: «будь вежлив с другими», «старайся быть благожелательным, дави в себе эгоиста»

Категорический императив, напротив, детерминирует волю не в видах определенной желаемой цели, а просто волю как таковую независимо от эффектов.

Не «если хочешь, то должен», а «должен просто потому, что должен», — вот формула императива как категорического предписания. Только категорические императивы безусловны как практический закон для существа, осознающего себя разумным.

Никогда нельзя знать наперед, будет достигнута та или иная цель или нет, это и не важно; важна лишь чистая воля к действию по правилу, признанному в качестве закона.

Категорические императивы это моральные законы, всеобщие необходимые, но не в том смысле, в каком необходимы законы естественные.

Последние нельзя обойти, но моральные законы могут и не реализоваться, ибо человеческая воля подчинена не только разуму, но и чувственным капризам, когда воля отклоняется, поэтому моральные законы императивны, выражают долженствование (немецкое слово mussen — естественная необходимость, в отличие от sollen — морального долга). Примером первой может быть сентенция «люди должны умирать», предписание второго типа — «все люди как разумные существа должны свидетельствовать правду».

  • Формулировки
  • · «Поступай так, чтобы максима твоей воли всегда могла стать принципом всеобщего законодательства»
  • · «Поступай так, чтобы ты всегда относился к человечеству и в своем лице и в лице всякого другого так же, как к цели, и никогда не относился бы к нему только как к средству».
  • · «Поступай согласно такой максиме, которая в то же время сама может стать всеобщим законом».
Читайте также:  Что это такое - гипертензивная энцефалопатия

Очевидно сходство формулировок, но если первая акцентирует волю, то третья — закон.

Это значит, что мы не только подчинены, но сам закон есть не что иное, как плод нашей рациональности, следовательно, зависит от нас: каковы люди, таковы законы.

Мы своим разумом и волей предписываем себе законы для немедленного исполнения. Отсюда автономия морального закона, вопрос о чем Кант поставил с максимальной логической строгостью.

Билет 26

«Феноменология духа» Гегеля. Саморазвитие духа. Познание и свобода.

Гегель создал классическую философскую систему в рамках немецкой классической философии, объяснявшую из единого начала все мироздание, все сущее. Одной из основных работ Гегеля являлась«Феноменология духа».

Философская система Гегеля состояла из системы и метода. Главная идея, которая вдохновляла Гегеля — концептуальная система Фихте.

(первичным является некий дух, который будучи деятельным реализует свою свободу, отчуждая себя в тех или иных результатах своей деятельности, и результаты этой деятельности выступают как застывшая свобода духа, как необходимость в которой кристаллизуется изначальная свобода.) В основе системы Гегеля лежит Абсолютный дух, что есть все, он содержит в себе все многообразие духа. Но первоначально этот дух есть Дух в себе, он не знает, что из себя представляет. Задача Духа — самопознание, чтобы стать духом для себя. (Например возьмем ребенка, который не знает своего потенциала. И чтобы понять, кто же он есть на самом деле ему нужно реализоваться, породить плоды своей деятельностью).

Абсолютный дух, будучи духом в себе пытается стать духом для себя, что происходит за счет развития духа, его «самообнаружения». Первый этап в которым реализуется абсолютный дух- природа, затем общество и третий этап: человеческое мышление.

Общество и человеческое мышление направлены на развитие, а критерием развития общества является нарастание роли свободы в нем. Развитие мышление: возникновение различных форм общественного сознания, таких как мораль, право наука. Философия по Гегелю — вершина развития человеческого духа.

Система мироздания по Гегелю построена на том, что Абсолютный дух реализует себя в природном мире, обществе и человеческом мышлении, и через развитие человеческого мышление приходит к самопознанию.

Согласно философии Гегеля, саморазвитие духа (человеческого сознания) проходит три последовательных, прогрессивных этапа: субъективного духа, объективного духа и абсолютного духа

Методом философии Гегеля является диалектика. (Диалектика как общая теория развития).То есть метод Гегеля — диалектический.

По Гегелю главная форма познания — понятие. То есть произошло смещение акцента с интуиции на понятия, при котором он пересмотрел саму суть понятия, что понималось им как развернутое понимание существа дела. Если мыслить в понятиях, опираясь на противоречия, можно постигнуть истину. Разум для Гегеля представляется как способность постигать и разрешать противоречия .

По Гегелю свобода как познанная объективная необходимость, как способность принимать соответствующие решения со знанием дела.

Свобода, это, прежде всего желание осуществление своей мечты, желание сделать что – либо, что необходимо для собственного «я» для души человека. Но самая главная цель, это получить её.

Иметь право на свободу, право на то что бы совершать те или иные поступки. Именно поэтому, человек с самого начала создан для неё. Свобода – это субстанция духа, заявляет Гегель.

Билет 27

«Господство» и «рабство». Их значение для самосознания

Гегель говорит, что наше сознание поднимается наконец до той формы, которая является противостоянием двух сознаний, т е это не сознание и пассивные вещи (то, что является предметом диалектического), а взаимодействие двух спонтанных, самостоятельных, наделенных свободой сознаний. И здесь отношение между ними не является знанием, а является признанием. И логика признания совершенно иная, чем логика знания.

По мысли Гегеля, самосознание, противостоящее другому сознанию, может мыслить себя только через признание другого, т е как будто в зеркале. И потому самосознание в смысле признания работает как ограничение.

Самосознание есть прежде всего простое для-себя-бытие, равное себе самому, благодаря исключению из себя всего другого. Это особая форма знания, которая возникает в результате противостояния двух сознаний. Самосознание есть в себе и для себя потому и благодаря тому, что оно есть в себе и для себя для некоторого другого самосознания, т.е. оно есть только как нечто признанное.

Природа теоретического знания состоит в том, что человек говорит, какова данная вещь сама по себе и она пассивна, но человек является носителем свободной спонтанной воли.

И в результате этого знание другого это нечто иное, чем знание в теоретическом плане, потому что другой как свободный никогда не может быть для нас средством, а всегда только целью. Однако, знать другого значит знать себя, а знать себя значит исключить из себя все другое.

Человек воспринимает другого только как Альтер-эго себя самого, он исключает все другое из себя.

Однако, поскольку признание — это иная форма знания, знание, не связанное с пространством и временем, то это попытка исключить из себя все то, что является частным, случайным. Специфика признания — показать себя несвязанным ни с каким определенным наличным бытием, не связанным с общей единичностью наличного бытия вообще, не связанным с жизнью. (т е как говорил Кант – положить себе принцип).

Одно сознание из двух противоборствующих, которое выясняет, что для него важно быть не связанным с жизнью, готово поставить свою жизнь на кон ради своих принципов, а второе сознание оказывается привязанным более к жизни, чем к принципам, более прагматичным. Таким образом, есть два противоположных вида сознания: «господство» — самостоятельное сознание, для которого для-себя-бытие есть сущность, и «рабство» – несамостоятельное, для которого жизнь или бытие для некоторого другого есть сущность.

Диалектика «господина» и «раба».

Сначала кажется, что на долю служащего сознания досталась, правда, сторона несущественного соотношения с вещью, так как вещь сохраняет в этом свою самостоятельность. Но потребление лишь уничтожает.

Однако, если все другие вещи «господин может потребить, потребляя их, то «раб» — это единственное, что можно потребить, только пристроив его к труду. Труд же, напротив того, есть заторможенное вожделение, задержанное исчезновение, другими словами, оно образует.

Для господина непосредственное отношение становится благодаря опосредствованию чистой негацией вещи, или потреблением. Благодаря труду служащее сознание приходит к самому себе.

Это формирующее действование есть в то же время единичность или чистое для-себя-бытие сознания, которое теперь в труде, направленном вовне, вступает в стихию постоянства, работающее сознание приходит, следовательно, этим путем к созерцанию самостоятельного бытия как себя самого.

Билет 28

Источник: https://cyberpedia.su/1x819b.html

Категорический императив

Нравственный 
закон — принуждение, необходимость 
действовать вопреки эмпирическим воздействиям. А значит, он приобретает 
форму принудительного веления 
— императива.

Гипотетические императивы (относительные или условные императивы) говорят о том, что поступки хороши для достижения определенных целей (таковы, например, советы врача человеку, заботящемуся о своем здоровье).

Категорический императив предписывает поступки, которые хороши сами по себе, объективно, безотносительно к какой-либо иной цели (например, требование честности):»поступай только согласно такой максиме, руководствуясь которой ты в то же время можешь пожелать, чтобы она стала всеобщим законом«;»поступай так, чтобы ты всегда относился к человечеству и в своем лице, и в лице всякого другого также, как к цели, и никогда не относился бы к нему только как к средству«;»принцип воли каждого человека как воли, всеми своими максимами устанавливающей всеобщие законы«: следует «совершать все, исходя из максимы своей воли как такой, которая могла бы также иметь предметом самое себя как волю, устанавливающую всеобщие законы».Это три разных способа представлять один и тот же закон, и каждый из них объединяет в себе два других.Для проверки соответствия конкретного поступка нравственному закону Кант предложил использовать мысленный эксперимент.Этическое учение Канта развито в «Критике практического разума». Этика Канта основана на принципе «как если бы». Бога и свободу невозможно доказать, но надо жить так, как если бы они были. Практический разум — это совесть, руководящая нашими поступками посредством максим (ситуативные мотивы) и императивов(общезначимые правила). Императивы — об этом уже говорилось — могут быть двух видов: категорические и гипотетические. Категорический императив требует соблюдения долга. Гипотетический императив требует, чтобы наши действия были полезны (целесообразны). Существуют следующие (несколько упрощённые по сравнению с кантовскими) формулировки категорического императива:«Поступай всегда так, чтобы максима (принцип) твоего поведения могла стать всеобщим законом (поступай так, как ты бы мог пожелать, чтобы поступали все)»;«Относись к человечеству в своем лице (так же, как и в лице всякого другого) всегда как к цели и никогда — только как к средству».В этическом учении человек рассматривается с двух точек зрения:человек как явление;человек как вещь в себе.Поведение первого детерминировано исключительно внешними факторами и подчиняется гипотетическому императиву. Поведение второго должно подчиняться категорическому императиву, высшему априорному моральному принципу. Таким образом, поведение может определяться и практическими интересами, и моральными принципами. Возникают две тенденции: стремление к счастью (удовлетворению некоторых материальных потребностей) и стремление к добродетели. Эти стремления могут противоречить друг другу, и так возникает «антиномия практического разума». 
 

  Иммануил 
Кант (1724-1804), родоначальник немецкой классической философии. Родился, учился и работал в Кенигсберге, где в 1755-1770 годах был доцентом, а в 1770-1796 годах — профессором университета.

  Человек по Канту, есть высшая ценность. У каждого 
человека есть свое достоинство. Он оберегает 
свое достоинство. Но он должен понимать, что достоинство 
другого человека есть, следовательно, тоже высшая ценность. Человек обладает свободой выбора поступка. Поступки людей оцениваютс с позиций категорий добра и зла.

  Есть 
ли во внешнем мире образец, эталон добра? Есть ли конкретная личность как носитель этого эталона? Нет 
такой личности. Но почему же мы имеем представление о добре и зле? Это понятие нам дано свыше. Наше нравственное сознание неизбежно приходит к выводу, что есть Бог как символ нравственного идеала.

  Исходя 
из этих двух положений (человек 
есть высшая ценность, а Бог есть символ нравственного идеала), Кант формулирует свой нравственный закон, который должен регулировать нравственные отношения между людьми. Этот закон носит название категорический императив (предписание). Суть его в следующем:

  1. поступай так, чтобы правило твоей воли могло иметь силу принципа всеобщего законодательства; такое правило должно распространятся на всех, в том числе и на тебя;
  2. относится к другим людям надо также, какого отношения ты ждешь к своей персоне;
  3. к человеку нельзя относится как к средству для решения своих интересов.

  Такая трактовка нравственного 
закона ставит Канта 
в ряд великих 
гуманистов
.  

КАТЕГОРИЧЕСКИЙ 
ИМПЕРАТИВ (kategorischer Imperativ — нем.) — центральное 
понятие практической философии 
Канта. Выражает существо морального закона.

В отличие от гипотетических императивов (выражающих требования, необходимость которых обусловлена теми или иными обстоятельствами), категорический императив имеет характер безусловного принуждения («я должен»).

Содержательная сторона категорического императива раскрывается Кантом в целом ряде различных формулировок: «поступай так, чтобы максима твоей воли могла стать формой всеобщего законодательства», «стань достойным счастья», «содействуй осуществлению высшего блага», «относись к другому человеку не только как к средству, но всегда также и как к цели» и т.д. Все формулировки категорического императива связаны между собой и акцентируют различные стороны человеческой свободы как высшей ценности сущего 

  Иммануил 
Кант 
(1724-1804) — титан философской мысли всех времен. Он часто рассматривается самым крупным философом после Платона и Аристотеля.

Читайте также:  Значение проприоцептивных ощущений в жизни человека

  Он 
родился в Кенигсберге в Пруссии. Отец его был ремесленником (шорником) и заботился, чтобы дать образование своему сыну, мечтая о том, чтобы тот стал пастырем. После окончания школы Кант поступил в Кенигсбергский университет.

Закончив его, он зарабатывал себе на жизнь частными уроками в прусских семьях, но продолжал свое образование самостоятельно. Успешно защитив диссертацию, он стал приват-доцентом, читал различные курсы в Кенигсбергском университете.

В 1770 году стал профессором логики и метафизики этого университета и оставался на этом посту до того, как ушел в отставку за три года до смерти.

  Жизнь Канта была бедна событиями. Он жил 
спокойной и размеренной жизнью, путешествовал мало и приобрел репутацию 
очень пунктуального человека. Ежедневно 
совершал прогулки в точно назначенное 
время, и люди могли сверять свои часы по этим прогулкам. Одним из редких случаев, когда он опоздал на прогулку после обеда, был тот день, когда он читал книгу Руссо«Эмиль».

Имел много друзей, его уважали и им восхищались все те, кто знал его, но его социальная жизнь была также регулируема, как и работа. Он так и остался холостяком, хотя, как говорят, любил компании, особенно красивых и воспитанных женщин.

Он заслужил репутацию живого лектора, хотя никто не мог это сказать на основании его работ, которые трудны для понимания и сухи, как по стилю, так и по содержанию.

  Кант 
соединил в себе, как никто другой, спекулятивную оригинальность Платона 
с энциклопедичностью Аристотеля, и 
поэтому его философия считается 
вершиной всей истории философии до XX века.

  Все творчество Канта условно делится 
на два периода: докритический и 
критический. Первый период охватывает 1746-1760 годы, второй начинается с 1770 года, когда впервые в работе «О 
формах и принципах чувственно воспринимаемого 
и умопостигаемого мира» Кант впервые упоминает принципы своей системы критической философии.

Это, конечно, не означает, что первый период не содержал произведений, в которых критически рассматриваются философские проблемы. В первый период основное свое внимание Кант уделяет вопросам естествознания и философии природы.

Он пишет выдающийся трактат «Всеобщая естественная история и теория неба» (1755), в котором излагает свою знаменитую космогоническую гипотезу, обосновывающую диалектический взгляд на Вселенную.

При рассмотрении проблемы возникновения Вселенной Кант отказывается от первотолчка и представляет первоначальное состояние Вселенной как хаотическое облако разнообразных материальных частиц. Эти частицы обладают способностью двигаться и двигаются друг к другу без какого-либо толчка.

  Одновременно 
действуют и силы отталкивания, которые 
заставляют эти частицы отклоняться 
от первоначального движения, и они 
получают круговые движения.

Таким 
образом, частицы движутся и параллельно 
и по краям, легкие частицы воспламеняются и становятся огненным шаром, т.е. Солнцем.

Кант считал, что своей работой он сделал огромное открытие и восклицал: «Дайте мне материю, и я построю из нее мир, т.е. дайте мне материю, и я покажу вам, как из нее должен возникнуть мир».

  Хотя 
Кант и признавал Бога в качестве создателя мира, но вся его концепция развития утверждала, что в мире уже содержится сама причина возникновения и развития природы.

Эта концепция не имела воздействия на научную мысль своего времени, так как долгое время не была известна общественности из-за того, что издатель обанкротился и весь тираж пропал. Впоследствии концепция Канта была названа гипотезой Канта-Лапласа.

Последний независимо от Канта выдвинул свою версию возникновения мира.

  Основные 
положения критического периода 
изложены Кантом в произведении «Критика чистого разума» (1781), в котором он собирался разработать принципы теоретического и практического познания. «Критикой» он называл все, что подвергает критическому рассмотрению догматизм, под которым подразумевал одностороннюю рационалистическую метафизику, начинающуюся с Декарта и до Лейбница.

  Одновременно 
он ставил перед собой задачу критически исследовать познавательные способности человека.

Эта задача решалась Кантом как в первой «Критике», так и в последующих произведениях — «Критике практического разума» и «Критике способности».

В 1783 году он публикует «Пролегомены ко всякой будущей метафизике, могущей возникнуть в качестве науки» , а в 1787 году — второе издание «Критики чистого разума», существенно переработанное и дополненное.

  В «Критике чистого разума» Кант выявляет условия, при которых возможны главные формы научного знания.

  Эта проблема конкретизируется у Канта в следующих трех вопросах: «Как возможна чистая математика?», «Как возможно чистое естествознание», «Как возможна метафизика как наука?».

  Такой способ рассуждения, когда задаются вопросы и даются на них ответы. Кант называет трансцендентальным, а свои ответы на эти вопросы — трансцендентальной теорией.

  Хотя 
Кант и признавал вслед за Локком, что все наше познание начинается с опыта, но тут же утверждал, что 
это наше познание не исходит из опыта.

«Опыт никогда не дает своим 
суждениям истинной и строгой всеобщности, он сообщает им только условную и сравнительную всеобщность (посредством индукции)». Всеобщность достигается лишь априорностью.

Человеческое познание содержит всеобщие и необходимые истины, но они — чистые априорные суждения.

  К ним относятся все положения 
математики и теоретического естествознания. Под априорными Кант понимал знания, к которым совершенно не примешивается 
ничто эмпирическое.

  Априористский подход к истине можно найти и 
в античной философии, и особенно в европейской философии Нового времени у Декарта. Новое, что характеризует Канта, это то, что он приписывает априоризм не только интеллекту, но и чувственности.

  Таким образом, по Канту, у познания имеются 
два источника: эмпирический и априорный. Априорная сторона познания формулируется Кантом следующим образом: «Все теоретические науки, основанные на разуме, содержат априорные синтетические суждения как принципы». Под синтетическими суждениями Кант понимал такие суждения, где связь предиката и субъекта мыслится без тождества.

  Синтетические суждения отличаются от аналитических 
тем, что в последних эта связь 
мыслится через тождество.

Эти выражения 
означают, что в аналитических 
суждениях предикат лишь поясняет содержание субъекта, а в синтетических суждениях 
он дает новые характеристики субъекту.

И Кант ставил гносеологический вопрос: «Как возможны априорные синтетические суждения?» Этому Кант посвятил свою «Критику чистого разума».

  Первая 
часть «Критики…» подразделяется у Канта на два раздела: на «трансцендентальную эстетику», т. е. учение о чувственности, и на «трансцендентальную логику», т. е. учение об интеллекте. Таким образом, Кант разграничивает чувственное и рациональное, чувственность и интеллект как два основных ствола человеческого познания.

  Под чувственностью Кант понимал способность получать представления способом, каким предметы воздействуют на нас. Посредством чувственности предметы нам даются, и только она доставляет нам созерцания, т.е.

чувственные представления. «Всякое мышление, — писал Кант, — однако, должно в конце концов прямо или косвенно… иметь отношение к созерцаниям, стало быть…

к чувственности, потому что ни один предмет не может быть нам дан иным способом».

Источник: http://referat911.ru/Filosofiya/kategoricheskij-imperativ/26009-1237115-place1.html

Выпуск 388. Категорический императив Канта

В прошлой рассылке мы обсудили Золотое правило нравственности. Но особо продвинутые читатели моей рассылки могли возразить: «Золотое правило давно не в моде, сейчас в тренде категорический императив Канта».

Да, есть такое мнение, поэтому разберёмся, что такое этот императив и как он может повлиять на вашу жизнь.

Кант и котики

Имей мужество
пользоваться собственным умом.
Иммануил Кант

Изучать категорический императив будем на котиках.

Предположим, вы сидели в кресле, а потом резко встали. Но забыли, что на ногах у вас дремлет котик. Когда вы вставали, котик, пытаясь удержаться, выпустил когти вам прямо в ногу. Вы заорали: «Ах, ты, котина ты этакая!»

  • И тут вы замечаете, что висящий на стене портрет Канта нахмурил брови. Ибо категорический императив Канта гласит:
  • «Поступай так,
    чтобы максима твоей воли
    могла бы быть всеобщим законом».
  • Слово «максима» в данном контексте означает «главный принцип».
  • То есть, по Канту, вы только что создали всеобщий закон «Орать на котиков», что, конечно же, не делает вам чести.

Но, допустим, котика вы отцепили, перед ним извинились и случайно созданный вами всеобщий закон отменили. Как же теперь поступать, чтобы Кант не хмурился?

Прямо скажем, жизнь у вас будет не такой простой. Согласно Канту внешние правила и установки для вас потеряют всякое значение. Вам придётся создать свой личный кодекс чести, в соответствии с которым и жить дальше.

Кант исходит из того, что вы – это субъект доброй воли, а, следовательно, все ваши поступки – это результат вашего внутреннего выбора. Только в этом случае вы сможете быть по-настоящему свободным.

Вы не можете быть свободным, слушая других, потому что всегда есть вероятность того, что вас банально обманывают и используют в своих целях.

Как только вы сталкиваетесь с ситуацией нравственного выбора, то ваша задача – сформулировать для себя максиму – нравственный принцип, которым вы будете руководствоваться. И эта максима должна следовать категорическому императиву Канта.

То есть все ваши помыслы и поступки должны быть направлены в сторону высшей добродетели. Вы поступаете не потому, что кто-то и что-то считает, а потому, что сами это выбрали.

  1. Есть важное следствие категорического императива: раз вы – это субъект доброй воли, то и остальные люди – это тоже субъекты доброй воли. А раз так, то отсюда следует высший принцип нравственности, который в упрощённом виде можно сформулировать так:
  2. К другому человеку нельзя относиться
    как к средству для достижения своих целей.
  3. По отношению к другим людям следует поступать только так: этот человек и его достоинство – это для вас высшая ценность.

По Канту человек – это свободное существо, которое не нуждается в чужих правилах и в чужом мнении. Сам человек и есть автор своих нравственных принципов.

В качестве примера Кант приводит такую ситуацию. Допустим, человек хочет взять деньги в долг. Но при этом он понимает, что вернуть долг у него мало шансов. Но он начинает клясться и божиться, что долг точно отдаст.

То есть максима у этого человека такая: «Обещаю, что хочу, но выполнять не собираюсь». Очевидно, что если сделать эту максиму всеобщим законом, то все договорённости между людьми моментально стали бы невозможными.

Поэтому добродетельный человек сформулирует просьбу дать взаймы максимально близко к реальной ситуации.

Другой пример Канта. Какой-то человек решил всю свою жизнь бездельничать и развлекаться. Насколько эта максима годится?

– Не годится! – строго отвечает Кант, – всё в природе развивает свои способности. Поэтому как разумное творение природы человек не может стать трухлявым пнём, а должен развивать то, что в нём заложено природой. Нехорошо, когда талант ржавеет без дела.

При этом нельзя руководствоваться критериями «приятно» или «неприятно». Если вы решили, что ваша максима «следить за здоровьем», то не надо валяться на диване. А надо вставать и заниматься своим телом.

Сначала решили что-либо, а потом силой воли выполняете то, что решили. Никакие чужие попытки сбить вас с пути нравственности не будут иметь успеха. Сделать гадость, в надежде, что никто не узнает – не выйдет. Вы-то знаете, что делаете гадость, а потому – никаких гадостей!

Вы решили поступить нравственно – вы так поступаете. И точка.

  • Это был краткий пересказ труда Канта «Основы метафизики нравственности», который он написал ещё в 1785 году.
  • Но пока не появилось страны, законы которой были бы написаны на основе категорического императива Канта.
  • Насколько же этот императив применим к реальной жизни?

Совесть взаймы

Если вы имеете совесть,
то вас имеют те,
кто её не имеет.

К самому категорическому императиву придраться невозможно. Всё продумано, цельно и гармонично.

Но есть проблема другого свойства: императив заставляет думать. А думать мало кто хочет. А кто бы и хотел, да не умеет. Остаётся малая горстка людей, которые думать и хотят, и умеют. Но им – лень.

Поэтому скажу так: до Канта надо дорасти.

Вот когда у вас вопросы нравственности и добродетели выйдут на первый план, когда вы начнёте воспринимать окружающих вас людей хотя бы за людей, тогда и самое время задуматься о категорическом императиве.

А пока Золотое правило нравственности – это идеальный вариант. Думать особо не надо: нравится тебе что-то – вот так и поступай с людьми.

Ну, и Канта почитывайте на всякий случай. Захочется подумать – будет о чём.

Добродетель человека
начинается хотя бы
с мыслей о добре.

Источник: https://www.sheremetev.info/rassilka/vypusk-388-kategoricheskij-imperativ-kanta/

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector