Нарративная психология – что это, особенности подхода

Здравствуйте, уважаемые читатели блога Валерия Харламова! Нарративная психология – это направление в психологии, которое заключается в том, что рассматривает истории, созданные людьми для лучшего понимания себя и окружающего мира, помогая, таким образом, освободиться от стереотипов и неверно созданных представлений, что не несут пользу, а только мешают. И сегодня мы рассмотрим основные подходы и темы, в которых это направление наиболее эффективно.

Обращать внимание на нарративы, что переводится с английского, как сюжет, стали ещё в 1930 году благодаря психологу из Гарварда Генри Мюррею. Он создал эффективный и известный многим тест тематической апперцепции.

Суть которого заключается в том, что испытуемый на основе предложенных чёрно-белых картинок должен составить подробный рассказ о том, что там происходит, кто из персонажей представлен и чем вообще всё закончится.

Генри считал, что человек неизбежно наделит перечисленных героев характеристикой, которая свойственна ему. Теми чертами, что в себе признаёт или отрицает, идентифицируясь, таким образом, с ними.

А уже к 1980 году когнитивный психолог Джером Брунер выдвинул утверждение, что человек использует истории не только для того чтобы передать информацию о себе, но и для структурирования, организации полученного опыта.

Он считал, что ребёнок научается создавать нарративы прежде, чем заговорит или вообще, начнёт понимать, что говорят ему.

И вот примерно в эти года Майкл Уайт и Дэвид Эпстон создали это направление, помогающее исцелиться, стать более осознанным и изменить свою жизнь.

Суть

Описание

Каждый человек, общаясь, предъявляет собеседнику полученный опыт с помощью рассказа о нём.

А замечали, что участники одной и той же ситуации описывают её по-разному, вплетая в историю порой самые противоречивые переживания и мысли? Не потому, что кто-то из них врёт, а потому, что воспринимает её исходя из призмы отличных от другого взглядов на жизнь, представлений о себе и прожитого, полученного опыта.

А обращали внимание, что разным людям вы совершенно по-разному рассказываете об одном и том же случае? Так происходит из-за того, что берёте во внимание особенности личности другого человека и способы его реакций, а также потребность, которую хотите удовлетворить. И для каждого одна и та же ситуация будет звучать по-разному. Ведь от кого-то хочется получить поддержку, от кого-то признание, а кому-то важно продемонстрировать своё превосходство.

Этот подход помогает увидеть какую-то проблему совсем с новых ракурсов, что позволяет справиться с ней и наладить жизнь. Ведь всё, что с нами происходит, мы воспринимаем слишком субъективно, акцентируя внимание только на значимых и знакомых нюансах.

Пример

Нарративная психология - что это, особенности подхода

Когда рождается ребёнок, он не имеет никаких представлений о себе, а первое время вообще считает себя целостным организмом с мамой. И только потом, взрослея, он узнает, какого он пола, как его зовут, какими характеристиками наделён, и как называется каждое состояние, которое приходится проживать.

Если родители, которым он безоговорочно верит, утверждают, конечно же, из лучших побуждений, желая мотивировать на доказательство обратного, что он злой и не послушный, то именно на эту информацию он будет опираться в дальнейшем.

То есть, произойдёт случай, где действительно он проявит агрессию, после чего вплетёт его в свой образ. Сформировав историю с доказательством этой черты характера.

И тогда остальные эпизоды, где он будет испытывать сострадание, желание помочь – будут игнорироваться.

Это называется избирательное внимание, когда человек ищет подтверждение каким-то своим суждениям.

Так вот, неосознанно ощущая потребность в том, чтобы все эпизоды в жизни были последовательными и взаимодополняющими, он не отправиться добровольцем в страны Африки, заботиться о голодающих детях.

Хотя, если хорошенько подумать, подобные мысли и желания периодически возникают, только мгновенно подавляются. Не может же жестокий и агрессивный человек противоречить собственному образу.

Точно так же у милых и добродушных людей есть свои скелеты в шкафу, ситуации, где они проявляли бесчувственность и насилие, сразу же вытеснив подобный опыт, чтобы не нарушить сюжетную линию.

Нарративная психология, делая тщательный анализ предоставленной информации, позволяет получить более реальную картинку. Помогая отыскать события, противоречащие убеждениям клиента. Представляете, как часто мы себя ограничиваем, и сколько ложных представлений о собственной личности имеем только потому, что решили опереться на мнение других людей?

Темы, с которыми работает этот подход

  1. Сложности в межличностных отношениях, а также семейные проблемы.
  2. Внутри личностные. Например, если человек не может найти смысл жизни, понять своё предназначение, если он не знает, чего хочет или как достичь желаемого.

    Когда возникает конфликт потребностей, и он не понимает, как следует действовать и какую именно из них выбрать для удовлетворения. Если сформировалось искаженное представление о себе, а также в случае возникновения комплексов и чрезмерности проживания негативно-окрашенных эмоций.

  3. Организационные.

    Позволяет простроить отношения в группе и расставить всё по своим местам.

  4. Социальные. В случае возникновения насилия, чрезвычайных ситуаций и при нарушении прав человека.
  5. Травмы и кризисы.

    В случае опасных или смертельных болезней вполне вероятно с ними «договориться», осознав, для чего они даны, а также научиться обходиться с ними.

  6. Детям и подросткам помогает понять, какие они есть на самом деле, учит опираться на собственное мнение и искать в жизни возможности.

Основные приёмы

1 приём: Экстернализация

Это страшное слово означает попытку «вынести» человека за границы проблемы. Чтобы он мог со стороны на неё посмотреть, не включаясь особо эмоционально и не «подтягивая» опыт, полученный ранее в подобной ситуации. Потому что, к примеру, пока внутри него «живёт» присвоенная информация о собственной личности, она будет влиять на его поступки, отношения и прочее.

Нарративная психология - что это, особенности подхода

Какая-то история может вызывать токсичные для организма чувства вины и стыда. Отчего человек не сможет ощущать удовольствие от жизни. Потому что, будет находиться в состоянии ожидания осуждения, наказания и прочее.

Используются такие методы, как исследование, прояснение, картирование. Порой случается, что клиент предъявляет сложный эпизод из жизни, который и считает проблемой.

Но терапевт обнаруживает совершенно другие причины его сложностей.

Поэтому важно провести тщательный анализ материала. Если всё ясно, тогда следует картрировать – изучить степень влияния проблемы на бытие клиента, на какие сферы оно распространяется, и какой именно вред наносит.

Для этого процесса важно учитывать такие аспекты, как:

  • Длительность. То есть, как долго его это тревожит, когда именно началось, и какие изменения происходили в течение существования. В некоторых случаях можно пофантазировать и попробовать предвосхитить вероятный исход ситуации.
  • Широта. В исследовании широты распространения негативных последствий сложности затрагиваются такие сферы, как чувства, отношения, ресурсы, состояние, здоровье, активность, успехи, достижения и прочее.
  • Глубина. Проясняется, насколько оказалась серьёзной проблема и как сильно она доставляет неудобства. Для этого можно просто задать вопросы о том, насколько больно, страшно и прочее, или попросить обозначить на шкале, допустим, от 1 до 10, как сильно мешает жить, где 1 – совсем не мешает, а 10 – нет сил терпеть.

Еще 5 приёмов

Деконструкция. В этот период исследуется вопрос о том, кому и чем выгодно состояние, которое возникло у того, кто обратился к терапевту.

Восстановление. Привлекают других людей, чтобы они дали обратную связь на рассказ клиента. То есть, что они чувствовали в то время, как слушали, какие мысли и образы возникали.

Работа с внешними свидетелями. То есть, вышеуказанные участники терапии делятся своим опытом. Выдвигают теории о том, чем оказался полезен рассказ и чему он может научить, предостеречь.

Написание писем. Помимо этого создаются сертификаты, грамоты и удостоверения.

Работа с сообществами. Организовываются виртуальные группы, где указываются различные техники и упражнения, что помогают справиться с жизненными неурядицами.

Заключение

А на сегодня всё, уважаемые читатели! Чтобы поддержать ваше стремление к саморазвитию, предлагаю ознакомиться со статьёй «Основные виды мировоззрения и как его определить?». Берегите себя и близких!

Материал подготовила Журавина Алина.

Источник: https://qvilon.ru/psihologiya/narrativnaya-psihologiya.html

Нарративная терапия – просто – Психологос

Нарративная психология - что это, особенности подхода

Что написано пером, того не вырубишь топором. Создатели нарративного подхода Майкл Уайт и Дэвид Эпстон не спорят с русской пословицей. Рассматривая жизни людей и их взаимоотношения как истории эти, на сегодняшний день уже всемирно известные и уважаемые австралийские специалисты, утверждают: “рубить” и не надо.

Достаточно посмотреть внимательнее, что написано – почитать под другим углом зрения, вглядеться в написанное мелким шрифтом, в скобках, сносках, комментариях, в тех фрагментах нашей личной истории, которые мы в свое время предпочли не вписывать в главные сюжетные линии, но которые, тем не мене, никуда не делись, стоит только их вспомнить и заново вдохнуть в них жизнь.

Переписать историю своей жизни

“Нарратив” в переводе с английского означает “рассказ”, “повествование”.

Нарративная терапия – беседа, в процессе которой люди “перерассказывают”, то есть рассказывают по новому, истории своей жизни.

Для нарративных терапевтов “история” это некие события, увязанные в определенные последовательности на некотором временном промежутке и приведенные таким образом в состояние наделенного смыслом сюжета.

Когда мы рождаемся, у нас нет никаких идей о том, какой смысл имеет ежесекундно получаемый нами опыт, нет названий тому, что мы переживаем. Мы не знаем, кто мы, где мы, что мы люди, вокруг нас родственники, над кроваткой игрушка, а сами мы, к примеру, довольны или голодны. У нас нет даже таких понятий, как “кто”, “где”, “вокруг”, “Я”, удовольствие и пр.

Постепенно от окружающих нас людей мы узнаем, что мы есть, у нас есть имя, мы мальчик или девочка, что мы капризничаем или ведем себя хорошо, что мы настойчивые или ленивые, плаксивые или чувствительные, умные или непослушные. Взрослые люди сообщают нам, что сейчас мы грустим, а в другой момент радуемся, что нам больно или смешно, тревожно или спокойно.

Так шаг за шагом мы формируем истории, о том, кто мы, и какова наша жизнь. А жизнь при этом продолжается, и каждому переживаемому мгновенью мы приписываем тот или иной смысл в соответствии с уже имеющимися у нас знаниями.

История жизни каждого человека состоит из множества переплетающихся сюжетов – о том, каков он, о его личной жизни, карьере, учебе, о его достижениях и разочарованиях, семье и увлечениях, желаниях и планах. При этом мы стремимся к тому, чтобы каждая сюжетная линия выглядела логично, и все они между собой были как-то согласованы.

Так, например, если у человека есть история о том, что он альтруист, филантроп и к тому же законопослушный гражданин, ему сложно будет совместить с ней историю о том, что он выбрал карьеру киллера и достиг в ней больших успехов.

А человеку, рано узнавшему, что он умный и прилежный мальчик, и что это очень хорошо, а затем в соответствии с этим знанием, присоединившим к нему новое, о том, что он талантливый ученик и целеустремленный юноша, легко будет себе объяснить, как он оказался в шапочке и мантии на церемонии вручения дипломов в Гарварде.

Тонкость состоит в том, что в жизни филантропа, наверняка, был момент, когда он стоял в час “пик” в вагоне метро зажатый малознакомыми телами и ненавидел все человечество, а гарвардский выпускник не раз не справлялся с заданиями и испытывал желание все бросить и выращивать цветы, просто наши герои не вписали эти события в истории своей жизни, сделав их как бы невидимыми, на время, а может и навсегда.

Одна из базовых идей Майкла Уйата состоит в том, что в действительности жизнь человека состоит из огромного количества событий, слишком противоречивых, чтобы из них можно было составить мало-мальски последовательный сюжет.

Поэтому мы преимущественно обращаем внимание на те события, которые подтверждают уже сконструированные нами доминирующие истории о нас, а многочисленные эпизоды, противоречащие этим главенствующим сюжетным линиям, отбрасываем и быстро забываем, видя в них необъяснимые “случайности”.

Так, например девочка, у которой уже сложилась доминирующая история о том, что она стеснительная и замкнутая, запомнит, как она очень хотела участвовать в школьном спектакле, но побоялась вызваться, и пополнит этим эпизодом свою уже существующую историю.

Удивительно при этом, что не решилась вызваться девочка как раз под влиянием представлений о себе, как о замкнутой и стеснительной.

Летом этого же года эта девочка, отдыхая на даче, сама познакомилась и подружилась с уже сложившейся компанией ребят; за несколько месяцев до эпизода с театром она подала заявку на участие в телевизионном конкурсе; и, наконец, она постеснялась сказать о своем желании играть в спектакле, но это желание у нее было (!), а это не очень типично для замкнутых людей. Все эти эпизоды останутся как бы не удел, им нет места в ее главной истории о себе, они этой истории противоречат и поэтому для девочки – автора истории выглядят как отдельные, как будто “висящие в пустоте”, не наделенные особым смыслом и поэтому быстро блекнущие строки.

Предположим, эта девочка выросла, ее история про замкнутость стала уже очень плотной.

Она приходит к нарративному терапевту и рассказывает, что неспособна проявить инициативу или даже откликнуться на ухаживания молодых людей, избегает принимать участие в корпоративных вечеринках, у нее мало опыта общения, и тревоги об этом недостатке опыта не дают ей наконец-то в общение вступить, в результате она недовольна своими успехами, как в работе, так и в личной жизни, и не знает как это можно изменить. Эта молодая женщина скажет терапевту, что она замкнутая и стеснительная с детства, и приведет в подтверждение своих слов уже знакомые нам эпизоды и еще сколько угодно им подобных. Терапевт же, задавая специальные вопросы, поможет нашей героине припомнить в деталях, наделить новым смыслом и соединить в новую историю многочисленные эпизоды из ее жизни, не вписывающиеся в ту проблемную историю нарративные терапевты называют историю, которую человек на данной момент считает для себя уже бесполезной проблемно-насыщенной, с которой она пришла.

Для того чтобы вместо проблемно-насыщенной истории “Я замкнутая, стеснительная, я не умею общаться” в сотрудничестве с терапевтом женщина смогла создать альтернативную историю, которую ей, предположим, захочется назвать “Я интересна другим людям, и они интересны мне”, ей не нужно “меняться” в прямом смысле этого слова, как-то мучительно трансформируя своя “Я”. Как мы уже поняли в ее жизни, в действительности уже в потенциале содержится много историй и бесчисленное количество событий, и она вольна выбирать какие события отобрать и какой смысл им придать, чтобы “сконструировать себя” предпочтительным для себя же образом.

В действительности, наши жизни мультиисторичны. Каждый момент содержит пространство для существования многих историй, и одни и те же события в зависимости от приписываемых им смыслов и характеров связей могут сложиться в разные сюжеты. Любая история не лишена некоторой степени неопределенности и противоречивости. И ни одна история не может вместить все жизненные обстоятельства.

Социум

Конечно, знанием о том, какой смысл приписать получаемому нами опыту владеют не только члены нашей семьи, это знание разделяется всем сообществом, в котором мы родились, нашим социумом.

Майкл Уайт очень любит французского философа Мишеля Фуко, и использовал многие его идеи при создании своего метода.

Мишель Фуко обратил внимание на то, что в разных обществах, в разное время идеи о том, что “нормально”, что соответствует “здравому смыслу” или “само собой разумеется” сильно разнятся.

Нарративные терапевты полагают, что базовые, «общепринятые» идеи, которые люди обычно принимают за «законы жизни», «порядки вещей» и «вечные истины» о том, что есть человек и общество, в действительности меняются по ходу истории.

В каждом конкретном обществе, в каждый конкретный момент период истории существуют люди и социальные институты (наука, церковь, совет старейшин), определяющие, какое знание следует считать истинным – в том числе знание о том, что есть умственная патология, психическая норма и не норма, преступление, заболевание, сексуальность и пр.

Хотя эти знания выглядят как непреложные, “вечные” истины, на самом деле, когда-то их не было, затем люди договорились между собой что, Земля, к примеру, плоская. Дети этих людей, еще помнят, что “так решили отцы”, а через несколько поколений все уже просто знают, что “это так”.

А тот, кто думает, что “не так” – сумасшедший или дурак. Итак, в каждом обществе существуют какие-то доминирующие знания.

О том, что нормальный человек стремится к счастью, или о том, что счастье нас может ждать только в загробной жизни; о том, что красивая женщина обладает семью складочками на животе, или что у нее не должно быть живота вовсе; что приличный человек должен трудиться, или что уважаемый человек – это тот, кто как раз может себе позволить не работать; что дети это огромная ценность и большая радость, или что у них нет души и их можно сбрасывать со скалы; что одиночество это способствующее духовному развитию и открывающее дорогу к счастью благо, или признак ущербности и обязательное условие несчастья; что справится с проблемами человеку может помочь психотерапевт, духовник, друзья, алкоголь или партком.

Уайт вслед за Фуко полагает, что мы склонны принимать на веру и даже как бы сливаться с доминирующими историями нашей культуры, легко соглашаясь с тем, что они содержат истину о том кто мы, как нам понимать наш опыт и какими нам следует быть. И эти доминирующие знания скрывают возможности, которые могли бы предложить другие, альтернативные истории.

По мнению Майкла Уайта, люди приходят в терапию, когда доминирующие истории не позволяют им прожить свои собственные предпочтительные истории, или когда человек активно участвует в воплощении историй, которые он находит бесполезными.

На женщину, делающую одну пластическую операцию за другой, влияют несколько популярных в нашем современном обществе историй.

Что человек должен быть счастлив, что “женское счастье, был бы милый рядом”, что чтобы достичь этого счастья надо обладать определенным телом, а то, каким это тело должно быть, подробно объясняется в средствах массовой информации.

Складочка жира для этой женщины начинает означать что она “ненормальная”, печальные переживания по этому поводу только усугубляют это ощущение, потому что “норма” для человека быть счастливым, а отсутствие идеальной семейной жизни окончательно убеждает в том, что она совершенно неправильный человек и нормальные люди должны от нее только шарахаться. Женщине плохо, а значит история о необходимости достижения счастья посредством совершенного тела ей неполезна.

Если она придет к нарративному терапевту, то, беседуя с ней, он постарается сделать эти поддерживающие ее проблемную историю социальные знания и стереотипы видимыми.

Тогда она сможет обсуждать их влияние на себя, занять по отношению к ним более активную позицию, решить насколько они для нее полезны, и, возможно, обратится к каким-то другим альтернативным знаниям, не доминирующим в данный момент в ее культуре.

Складочка жира может означать все что угодно, например: “я способна хорошо о себе позаботиться”, “я могу позволить себе и умею получать удовольствие”, “я в себе уверена”, “я готова к материнству”, “складочка жира”.

Таким образом, в ходе нарративной беседы меняется репертуар знаний, привлекаемых человеком для интерпретации его опыта, а, следовательно, меняется опыт и история.

Мы – не проблемы. Проблемы – это проблемы

Нарративные терапевты верят что, то, как мы мыслим, во многом, определяется языком, на котором мы говорим. Когда человек слышит “ты невнимательный”, или сам про себя говорит “я эгоистичный”, выглядит, так как будто проблема “Невнимательность” или “Эгоизм”, является его неотъемлемой частью, он таков, а значит это он “проблемный”, с ним что-то не так.

В этом случае визит к терапевту становится для человека грандиозным предприятием по изменению себя. Решиться на такое не просто, это по определению должно длиться долго и мучительно, и может потребовать весьма серьезных усилий.

Разговаривая с человеком так, как будто с ним что-то не так, даже во время терапии, мы только усиливаем его ощущение собственной “проблемности”.

Майкл Уайт и Дэвид Эпстон считают, что если говорить о проблемах немного иначе, то с ними гораздо легче справиться. Нарративные терапевты отличают человека от его проблем, они не беседуют с проблемным человеком, а говорят с человеком о его проблеме.

При этом проблематизируется проблема, а не человек. Во время нарративной беседы мы говорим об Алкоголизме, Депрессии, Страхе контроля, Перфекционизме, Лени, Неусидчивости, Страхе одиночества и т.д.

, человек исследует, как проблема влияет на его жизнь, как убеждает его действовать тем или иным образом, каков его опыт и методы противостояния проблеме, как его планы и мечты отличается от планов Проблемы на его жизнь. Техника отделения человека от его проблемы называется экстернализация.

Она особенно полезна в работе с семьями, так как позволяет всем вместе бороться с отделенной проблемой, а не объединяться против “проблемного” члена семьи.

Очень легко отделяют от себя проблемы и еще легче расстаются с ними дети. Как только ребенок обнаруживает, что у него с Проблемой разные планы на жизнь, или что она врет, он с легкостью говорит проблеме “убирайся”, и она уходит.

Это может быть Лень, мечтающая о том, чтобы он остался неграмотным и без друзей, со стареньким компьютером и всегда недовольными родителями. Лень, которая нашептывает ему, что он недостаточно умен, чтобы справится с домашними заданиями, а вокруг столько всего интересного, на что можно отвлечься.

Но сам мальчик мечтает стать программистом, ему нравится общаться и нужен новый компьютер. Он не раз успешно выполнял задания, и знает, что может быть умным, усидчивым, получать удовольствие от достижений и многое ему на самом деле интересно.

Лень обманывает его, утверждая, что он не переживет неудачи, неспособен на усилия, и поэтому лучше сразу “бежать”.

Узнав как действует Проблема, родители могут помочь ребенку, решившему расстаться с такой Ленью, если будут более спокойно относится к его неуспехам и поощрять усилия.

Итак, во время нарративной терапии человек отделяет от себя свои проблемы, исследует их и пересматривает свои с ними отношения.

Позиция терапевта

Нарративные терапевты не считают себя экспертами в жизнях других людей. В нарративной теории отсутствует идея “нормы” и знания о том, каким человек или его отношения должны быть.

Сам человек выступает автором своей истории и экспертом в своей жизни, только он может решить, что для него предпочтительно.

Сотрудничая с человеком, терапевт может помочь ему определиться с предпочтениями, увидеть возможности, создать новую историю о себе и воплотить ее в жизнь.

Для кого?

Любой человек или группа людей может обращаться к нарративным практикам для разрешения своих сложностей. Сложности тоже могут быть любыми.

Нарративные методы широко применяются и в работе с очень маленькими детьми, при этом терапевт может использовать игрушки или рисунки. Богат опыт нарративной помощи людям, которым в нашем обществе присваиваются психиатрические диагнозы. Нарративный подход на сегодняшний день самое современное и ведущее направление в семейной психотерапии.

Этапы работы

Критерием эффективности в нарративной практике является решение самих людей, что они достигли своих целей. Поэтому в конце каждой встречи терапевт спрашивает, нужна ли людям следующая встреча и через какое время, по их мнению, им было бы полезно ее организовать. Иногда бывает достаточно одной беседы.

Чаще это может быть 3-10 встреч раз в неделю по 1-2 часа каждая. Иногда люди считают, что им полезно приходить раз месяц или реже, иногда несколько раз в неделю.

При нарративной работе значимые изменения должны начинаться довольно быстро, в то же время некоторым людям нужно время, чтобы определиться с предпочтениями, проверяя их в обычной жизни, или чтобы достаточно развить и “оживить” новую предпочтительную историю, тогда встреч может быть больше.

Есть люди, которые хотят решить несколько задач или заняться самоисследованием, этому также можно посвятить больше времени. Стоимость одной встречи колеблется от 50 до 100 у.е., обычно бывают возможны социальные скидки.

Нарративная психология - что это, особенности подхода

Источник: https://www.psychologos.ru/articles/view/narrativnaya-terapiya—prosto

Что такое нарративная практика?

  • Олеся Симонова
  • нарративный практик
  • Организатор программы обучения нарративной практике.
  • Ведущая очной программы “Нарративная Мастерская” и дистанционной программы обучения нарративной практике.
  • Глава психологической службы благотворительного фонда психологической поддержки “Будущее Сейчас”.
  • Практикующий терапевт.

Нарративный подход относительно молод – ему всего около 30 лет.

Его основателями принято считать австралийца Майкла Уайта и новозеландца Дэвида Эпстона. Первого, к сожалению, уже нет в живых – он умер в 2008 году. Второй – до сих пор жив и продолжает плодотворно работать.

К моменту знакомства в 1982 году у каждого из этих психологов уже были некоторые собственные идеи, объединение и дальнейшее развитие которых привело к появлению нового направления в психологии.

Майкл и Дэвид вместе консультировали семейные пары и отдельных людей порой по несколько часов в сутки, а потом бурно обсуждали – что они сделали и к чему это привело. Такая совместная увлеченность работой и положила начало нарративному подходу.

История, как центральное понятие нарративного подхода

Иногда люди, впервые услышав о нарративном подходе, спрашивают: – Что значит – нарративная практика? Там психолог истории рассказывает? Действительно, слово «narrative» в переводе с английского означает «рассказ, повествование». Но истории в нарративном подходе рассказывает не психолог, а человек, который к нему обратился за помощью. Терапевт же слушает эти истории потому, что основная идея нарративного подхода заключается в том, что рассказывая истории о себе, человек осмысляет свой жизненный опыт. Люди это знают интуитивно, и всегда при встречах рассказывают друг другу о том, что с ними произошло – истории из своей жизни или пережитый опыт: – Ой, что вчера было! Сейчас расскажу!

В нарративном подходе история – это последовательность во времени событий, связанных единой темой и сюжетом.

Данное определение ясно демонстрирует связь этого нового подхода в психологии с литературой и искусством – по сути, там его корни. Само понятие «история» пришло в психологию из литературы.

Мы организуем наш опыт и память в основном в форме нарративов – историй, мифов.

…Нарратив не просто отображает и имитирует жизнь, он ее конструирует.

…Жизнь, вероятно, самое большое произведение искусства, которое мы творим.

Джером Брунер, американский психолог, 60-е годы ХХ века

Этому удивительному человеку 1.10.2015 г исполнилось 100 лет! Именно его идея о том, что люди осмысляют свой опыт и передают его другим, озвучивая в виде историй, легла в основу работ Майкла Уайта и Дэвида Эпстона, а впоследствии стала ключевым моментом нарративной практики.

Нарративная психология - что это, особенности подхода

Джером Брунер

Источник: https://narrative.team/aboutnarrativepractice

Нарративная психотерапия

Определение 1

Нарративная психотерапия – это вид психотерапии, в основе которой лежит техника нарратива, что в переводе с английского языка означает «рассказ».

Нарративная психотерапия обязана своим появлением новозеландскому и австралийскому психологам Дэвиду Эпстону и Майклу Уайту. В 1990 году они издали книгу с названием «Нарративные средства достижения терапевтических целей».

Именно они выделили ее в отдельный вид психотерапии. В книге рассказывается о том, почему истории человека – это важно.

Также упоминается о том, что специалист должен обращать внимание на то, в какой манере человек ведет свой рассказ, что для него важно, какие моменты он считает положительными, какие отрицательными.

Однако метод нарратива и его идеи использовались специалистами задолго до возникновения самой нарративной психотерапии.

Что такое нарратив?

Определение 2

Нарратив – это языковой акт, в ходе которого человек рассказывает связанные между собой истории о себе, событиях, которые происходили в его жизни.

Нарративная психология - что это, особенности подхода

Ничего непонятно?

Попробуй обратиться за помощью к преподавателям

На основании услышанного психотерапевт делает анализ состояния своего пациента, помогает решить ему его проблемы и разработать план по улучшению его жизни. Грамотный специалист задает человеку наводящие вопросы, которые помогут человеку раскрыться и рассказать все, что его тревожит.

Суть нарративного подхода

Когда человек только появляется на свет, он не наделяет предметы оценкой. Для него не существует границ между хорошим и плохим, правильным и неправильным.

По мере того, как человек проявляет свою активность в обществе, формируется его отношение к людям и их поступкам, возможность анализировать ситуации, происходящие с его участием и без, что способствует формированию собственного мировоззрения.

Человек держит у себя в голове события, происходящие в его жизни, опыт, который он получил, то, как он себя чувствует, какие планы на будущие ставит, какие цели имеет.

Однако не каждое событие можно объяснить с точки зрения логики, часто происходят такие вещи, которые человеку трудно осознать и принять. Именно поэтому он не воспринимает их, выталкивает их за границы своей памяти и даже игнорирует.

Причины этого могут быть следующие:

  • слишком строгое воспитание;
  • особенности личности (характер и темперамент);
  • переживание горя из-за потери близкого человека;
  • ограниченность развития мировоззрения;
  • навязывание общественного мнения;
  • уровень культуры окружения.

Описание подхода

Основная форма работы с человеком заключается в беседе. Он рассказывает о том, что происходит и происходило в его жизни именно так, как все это воспринимал в то время, когда эти события случались. Психотерапевт может задавать вопросы для уточнения деталей, чтобы составить более точный план решения проблемы.

Терапевты, применяющие на своей практике нарративную психотерапию, в отличие от специалистов других направлений в психотерапии и психологии, разделяют человека и его личностные качества и рассматривают их по отдельности.

Если человек считает себя трусливым и завистливым, то это заставляет самого человека жить с этими качествами и не искоренять их, так как преодоление отрицательных черт характера требует больших сил и стремлений. Гораздо легче оставить все как есть.

Нарративный подход отделяет трусость и зависть от человека, помогает почувствовать себя в безопасности. Специалист дает понять, что все хорошо, что человек на самом деле хороший и что нет такой проблемы, которую нельзя решить.

В нарративной практике психотерапевт внимательно слушает клиента и по ходу разговора задает уточняющие вопросы.

Его задачей является не решение проблемы пациента, а именно предоставление возможности самому пациенту найти решение. Ведь никто другой не знает, что лучше именно для этого отдельно взятого человека, чем он сам.

Никто не должен решать за него, что довольно часто делают специалисты других направлений психотерапии.

Возможности нарративной психотерапии

Многие проблемы, которые другие виды психотерапии считают «неизлечимыми», на деле требуют нарративной психотерапии.

Нарративная психотерапия решает следующие проблемы:

  • семейные – отношения между родителями и детьми, супругами, близкими и дальними родственниками, отношения в неженатой паре;
  • внутриличностные – проблемы с самооценкой, низкой концентрацией, наличие страха, фобий, стыда, потеря смысла жизни;
  • организационные – создание хороших отношений в сообществах и организациях, обучение избегать конфликты;
  • социальные – работа с несоблюдением и притеснением прав человека, с насилием, с пострадавшими в авто- и авиакатастрофах и стихийных бедствиях, поддержка родных и близких пострадавших.

Также нарративная психотерапия оказывает помощь людям, страдающим от смертельных заболеваний.

Замечание 1

Люди, прошедшие сеансы нарративной психотерапии, обретают внутреннюю свободу, даже если сама болезнь не исчезает. Они учатся с ней жить, а не выживать.

Нарративные практики

Подход нарративной психотерапии помогает человеку начать активную борьбу с его проблемой, находить способы ее преодоления, быть над проблемой, а не под ней.

Человек не смиряется с плохим собой, а рассматривает возможности, как можно улучшить себя, чтобы стать хорошим.

Человек сам старается найти выход из сложившихся обстоятельств, что заставляет его отвечать за свои действия и последствия. Теперь от чувствует себя ответственным за свою жизнь.

Нарративный подход – сравнительно молодой метод в психотерапии. Но, не смотря на это, его уже используют в 47 странах мира, его применяют около 50 тысяч практиков, а люди делятся своими положительными результатами после прохождения сеансов нарративной психотерапии.

В России специалистов, придерживающихся нарративной психотерапии больше 1000, но число последователей растет с каждым годом. Каждый год проводятся конференции, в том числе и международные.

На тему нарративной психотерапии регулярно предоставляется новая информация, издаются книги и журналы, а также переводятся материалы с зарубежных источников.

Источник: https://spravochnick.ru/psihologiya/psihoterapiya/narrativnaya_psihoterapiya/

Нарративный подход в психологии

Сначала немного истории.

Возникновение нарративного подхода в терапии принято связывать с именами Майкла Уайта и Дэвида Эпстона и публикацией в 1990 году их книги «Нарративные средства достижения терапевтических целей».

В основе нарративного подхода лежит представление о том, что реальность не существует объективно, а непрерывно конструируется во взаимодействии людей друг с другом.

В результате этого взаимодействия отдельными сообществами людей создаются убеждения, ценности, законы, представления, которые находят выражение в языке.

Сквозь призму этих представлений члены сообществ интерпретируют мир, наделяют смыслом те или иные явления, события, процессы их жизни.

По словам Майкла Уайта, люди осмысливают свою жизнь через истории. К какой бы культуре мы ни принадлежали, ее нарративы влияют на нас, и под этим влиянием формируется личный нарратив каждого конкретного человека.

Этот жизненный нарратив похож на историю, некую последовательность событий, объединенную общим сюжетом.

Те события, которым человек придает особое значение, ложатся в основу сюжета, при этом многие другие события как бы выпадают из поля его зрения, поскольку не укладываются в общий сюжет.

История жизни одной семьи может быть насыщена болью, разочарованиями, унижением, и всякое событие, окрашенное этими чувствами, поддерживает общий печальный сюжет. Моменты радости, дружбы, а также победы и достижения, которые наверняка также случаются в жизни семьи, часто остаются «за кадром», поскольку не вписываются в общую картину.

И задача терапевта, работающего в нарративном ключе, заключается в том, чтобы помочь клиенту «пересочинить» историю, включая в повествование упущенные радостные моменты, а также отыскивая и восстанавливая в правах положительные качества клиента, его заслуги и достижения, его грандиозные планы на будущее, его особенные способности, которые позволят справиться с проблемой.

Главное измерение нарративной терапии — это социокультурный контекст нарративов. На момент своего обращения к терапии семья, как правило, уже вжилась в свою проблемно-насыщенную историю, формированию которой способствуют социокультурные установки.

Отношения между семьей и проблемой не менее сложны, чем отношения между семьей и социальными силами. Эти силы могут быть внешними по отношению к семье, а могут быть и интернализованы (присвоены) ею.

Терапевту важно отслеживать, в каком культурном контексте проблема дает о себе знать, чтобы по наивности не предположить, что проблема только в индивиде или в семье, в то время как на сцене присутствуют и другие факторы.

В истории о Марте — американке филиппинского происхождения, в одиночку воспитывающей двенадцатилетнего сына, — столкнулись два социальных стереотипа.

Ее сын Франклин угодил в полицию, и Марта оказалась перед выбором: либо сменить работу на менее перспективную, но позволяющую приходить домой раньше и контролировать своего «трудного подростка» после школы; либо остаться на прежней работе и таким образом подтвердить, что она «никудышная мать», так как не в силах уследить за собственным ребенком.

Разговор с терапевтом о социальном давлении позволил Марте выявить стереотипы, под влиянием которых находятся многие одинокие матери и работающие женщины не белой расы.

В ходе диалога Марта поняла: будучи связана этими представлениями, она убедила себя, что была лишь «наполовину работником, наполовину матерью».

И это убеждение говорило ей, что она не вправе требовать многого от работодателя или от своего сына без ощущения, что делает для них «недостаточно».

В результате деконструкции этих общественных ожиданий перед Мартой открылись более широкие возможности выбора.

Она поделилась своими мыслями с работодателем, и они вместе нашли решение: Марта перешла на более гибкий график работы без ущерба для карьеры.

Франклин также пошел ей навстречу, записавшись на занятия в спортивный клуб, и тем самым снял с матери необходимость «контролировать» его после школы.

Один из принципов нарративной психологии — узнать ребенка отдельно от проблемы.

Ребенок, которого родители впервые привели на терапию, может испытывать массу чувств.

Если родители начинают с рассказа о том, как он «ужасно ведет себя в последнее время» и как он «отбился от рук», — в этом случае чувство вины, стыд или внутренний протест ребенка будут препятствовать установлению контакта между терапевтом и ребенком.

Поэтому авторы предлагают, предварительно заручившись согласием родителей, начать с разговора, в котором не будет фигурировать проблема. Можно расспросить родителей об интересах маленького клиента, или добрых поступках, которые он недавно совершил, или о его особых качествах, умениях, талантах.

Это та самая информация, которая с самого начала создаст обнадеживающую атмосферу и может в дальнейшем лечь в основу новой истории — «истории без проблемы». Такое начало поможет сломать лед недоверия, привлечет внимание ребенка или даже разбудит его энтузиазм.

«Проблема — это проблема. Человек — это не проблема».

Один из основных приемов нарративного терапевта — экстернализация проблемы, поэтому его задача — в процессе беседы «вытащить» проблему наружу, чтобы затем решить, как с ней быть дальше.

Это позволяет отделить проблему от ребенка, дает возможность ребенку взглянуть на проблему со стороны, понять ее хитрости и рассекретить ее коварные планы.

Такой прием позволяет снять чувство вины и стыд, которые, как правило, испытывает ребенок в связи со своей проблемой, а также позволяет ребенку разработать арсенал средств для борьбы с ней.

Используя этот прием, можно неконтролируемые вспышки ярости назвать хитрыми происками Гнева, который стремится разрушить отношения ребенка с родителями и друзьями. Можно понять, как действует Гнев, чтобы добиться своего, в какие моменты он атакует и когда нужно быть начеку, чтобы его обезвредить.

Для семилетнего Андре, который учился быть Укротителем Гнева, терапевт Дженни (Дженнифер Фримен) в качестве конкретного подкрепления словесной экстернализации придумала шпионский набор Укротителя Гнева.

Набор состоял из пояса с множеством карманов, в которых находились: увеличительное стекло, чтобы шпионить за Гневом; свисток, чтобы свистеть всякий раз, когда Гнев заявит о себе; крошечная записная книжка и карандаш, чтобы вести счет борьбы, а также набор ярких наклеек, чтобы отмечать свои победы. Андре стал прекрасным Укротителем Гнева, он научился контролировать свой Гнев.

Через несколько месяцев терапии Андре нарисовал Дом Гнева, вокруг которого находились сердца людей, — их похищал Гнев, притворяясь сначала их другом, а затем вовлекая людей в неприятности.

Некоторые проблемы можно метафорически описать как существующие в пространстве между людьми, и экстернализации может быть подвергнута не только сама проблема, но и отношения людей.

Например, натянутые отношения между матерью и дочерью могут быть представлены в виде Стены, разделяющей их.

Далее терапевт может помочь клиентам «разобрать» эту «стену» на «кирпичики»: развод родителей, новая жена отца, чувство отверженности, страх остаться одинокой матерю и пр. И однажды увидев эту «стену», мать и дочь постараются разрушить ее.

Овладение приемом экстернализации требует овладения особой грамматикой экстернализующей беседы. Вот яркий пример того, насколько «экстернализующая грамматика» отличается от традиционного способа предъявления информации о ребенке.

Родители Самюэля, впервые приведя его на терапию, так описывали суть проблемы: «Самюэль очень эгоистичен. У него совершенно нет терпения. Если он немедленно не получит того, что хочет, он закатит истерику».

Терапевт, к которому родители обращались ранее, дал такое заключение: «Самюэль страдает недостатком внимания. В дальнейшем следует провести диагностику гиперактивного расстройства с дефицитом внимания.

Для своего возраста он недостаточно хорошо умеет сдерживать желания.

Самюэль регрессирует к нарциссическому и претенциозному поведению в социальных ситуациях, требующих соответствующего его возрасту сотрудничества».

А вот версия нарративного терапевта: «Возможно, Самюэль представляет собой тот тип молодого человека, который ясно осознает свои желания и ожидания? Возможно, Гнев и Нетерпение берут верх над ним, когда он видит несправедливость или когда события идут не таким путем, какой нарисовало его яркое воображение? Возможно, именно это нарушает его спокойствие? И именно это портит репутацию Самюэля среди учителей и сверстников? А игры, в которые он любит играть, что они говорят о его интересах?»

Каждое из приведенных описаний содержит свою перспективу развития событий. Очевидно, что последнее описание предлагает больше возможностей выбора самому Самюэлю, приглашает его посмотреть на Гнев и Нетерпение со стороны; понять, как они умудряются портить его жизнь, и решить, как с ними бороться.

Экстернализация — не просто лингвистическая техника, которую можно «включать» по необходимости. Это прием, основанный на особом миропонимании, в котором языку отводится значительная роль в конструировании мира каждого конкретного человека.

Один из наиболее важных аспектов беседы в этом ключе состоит в возможности для клиента осознать более широкие контексты, поддерживающие проблему: те культурные нарративы, «само собой разумеющиеся» представления, которые существуют в каждом обществе и осознание которых открывает больший спектр выборов для человека, обратившегося за помощью.

Еще один прием на вооружении нарративного терапевта, работающего с детьми и семьями, — терапевтические документы: письма, свидетельства, грамоты. Беседа по своей сути эфемерна.

Выходя от терапевта после продуктивной сессии, клиент, может быть, еще пару кварталов обдумывает новые интересные идеи, рожденные в беседе, но уже к вечеру те точно найденные слова, которые вертелись в голове еще недавно, улетучились и их заслонили собою домашние заботы.

Но в письме, написанном терапевтом, слова остаются и могут быть перечитаны и на другой день, и через неделю. Такие письма можно перечитывать дома, показывать друзьям, читать вслух, собравшись всей семьей.

Они поддерживают по-новому рассказанную историю ребенка, а также позволяют родителям, родственникам и друзьям оставаться в курсе тех изменений, которые происходят с ребенком.

Свидетельства и грамоты торжественно вручаются Укротителям Гнева, Победителям Страха и Борцам за Честность. Такие документы помогают ребенку утвердиться в своей новой идентичности, испытать гордость за свои победы, ощутить себя экспертом в борьбе с проблемой, который может поделиться историей своего успеха с другими детьми в подобной ситуации.

Очень часто ребенку сложно говорить прямо о своей проблеме, а многим детям речь вовсе недоступна.

В этом случае на помощь приходят особые средства, позволяющие персонифицировать проблему: ее можно нарисовать; можно изготовить ее маску, придумать ей имя, характер, вычислить ее хитрости, придумать про нее историю и в конце концов с ней можно даже подружиться — ведь ей так одиноко и никто ее не любит. Но уже в этом случае ребенок будет в состоянии контролировать ее проявления. Самое главное, считают авторы, это разговаривать с ребенком на его языке.

В книге подробно описано практическое использование этих и других приемов, позволяющих терапевтам, психологам, учителям, воспитателям, заботливым родителям, а также всем, кто работает с детьми и семьями, сделать свою работу более плодотворной и увлекательной. А всякого, кто отчаялся и не видит выхода из тупика, многочисленные истории из практики авторов заразят энтузиазмом и верой в силы и талант ребенка.

Ольга ДЮПИНА, студентка МГППУ

По материалам книги Дженнифер Фримен, Дэвида Эпстона и Дина Лобовица «Веселые решения серьезных проблем: нарративная терапия для детей и их родителей». Jennifer Freeman, David Epston, Dean Lobovits. Playful approaches to serious problems: narrative therapy with children and their families. — W.W. Norton and Company, 1997. 321 p.

Источник: https://psy.1sept.ru/view_article.php?ID=200900707

Нарративная психотерапия

Нарративная терапия (с английского narrative therapy) — это область в психотерапии и психологии, которая использует нарратив.

Что же такое нарратив?

Нарратив (англ. и фр. — narrative, лат. — narrare) — это языковой акт, передача клиентом связанных между собой историй, событий из жизни. На основании этих рассказов терапевт помогает найти клиенту решение своей проблемы и посмотреть на нее под другим углом. Благодаря диалогу и правильно поставленным вопросам клиенту открываются новые возможности.

Происхождение этого термина связано со знаменитыми авторами австралийцем Майклом Уайтом и новозеландцем Дэвидом Эпстоном.

Они опубликовали книгу в 1990 году под названием «Нарративные средства достижения терапевтических целей». В своей книге они раскрывают важность историй из жизни клиентов.

Как именно они их рассказывают, чему придают огромное значение, какие события наделяются положительностью и отрицательностью…

Нарративный подход

Именно тогда в 1970-1990 годах произошла трансформация в психологии, психотерапии и психиатрии. Был разработан нарративный подход. Этот подход считался и считается «волшебной таблеткой». До сих пор психологи и психиатры удивляются результатам нарративного метода.

Нарративщики, задавая простые вопросы, излечивают клиентов, помогают преодолеть очень тяжелые жизненные ситуации. Вдруг дети обретают свободу от своих страхов, муж и жена снова находят вдохновение друг в друге, а у пожилых находятся силы и радость для нового дня.

Возникает вопрос: в чем же секрет этого «волшебного средства»? И откуда такое название?

Narrates с латинского переводится — рассказ, повествование. Суть этого метода в акценте на рассказе клиента, его истории и как именно она рассказывается. Это говорит о восприятии человеком полученного жизненного опыта.

Все люди постоянно рассказывают какие-то истории, будь то школа, выпускной, новое знакомство, университет, свадьба, рождение ребенка… Разные люди и разные истории… Эти истории складываются в последовательность событий. И в каждом из этих событий раскрывается тема.

И собственно эта тема есть суть человека.

Часто люди, рассказывая истории, придают себе одни определенные черты, характеристики. Смелость, трусость, глупость, наглость, гордость…

На приеме у практикующего специалиста клиент рассказывают свою историю. И терапевт выделяет в данной ситуации не только проблемное поле, но также находит позитив, которого клиент не замечает. Эта история прорабатывается и уже в нее терапевт вписывает новую позитивную историю.

Суть подхода

1. разделении человека и его проблемы. Необходимость осознания клиентом что человек — это человек, а поступок — это поступок. Терапевт помогает понять, что человек — хороший, а вот поступок может быть плохим. И этот поступок, эта ситуация может менять самовосприятие. Человек может на какое-то время перестать видеть свои истинные ценности и цели.

2. рассмотрении проблемного поля под другим углом;

3. определении альтернативной ситуации и нового поведения.

Нарративные терапевты в отличие от специалистов других направлений в психологии и психотерапии рассматривают человека и его личностные качества в отдельности друг от друга.

Если индивид считает себя ленивым, то это обрекает самого человека жить с этими качествами и не бороться. Потому что преодоление отрицательных черт требует неимоверных сил.

Проще все оставить как есть, ну вот такой вот я плохой.

  Телесно-ориентированная психотерапия

А нарративный подход отделяет лень и человека, помогает почувствовать себя в безопасности. Дает понять, что все хорошо, что он хороший и что эту проблему можно решить.

В нарративной практике терапевт внимательно слушает клиента и по ходу разговора задает вопросы. Его задача не решать проблему клиента, а дать возможность самому клиенту найти решение. Ведь никто другой не знает что лучше именно для этого отдельно взятого человека. Никто не вправе решать за него, что нередко делают другие специалисты.

Нарративная терапия

Отличие нарративщиков от других специалистов

Нарративщик Другие психологи, психотерапевты.
— Работают с конкретной ситуацией, а не с абстрактным мышлением.
— Разделяют человека и проблему.
— Человек — это человек. Поступок — это поступок. Человек изначально рассматривается психически здоровым, адекватным, способным решать свои проблемы.
— Специалист не осуждает и не оценивает клиента, а задает вопросы. С таким отношением человек сам воспринимает себя более спокойно. Это помогает «взять себя в руки» и посмотреть на ситуации под другим углом.
— Отталкивается не от чувств клиента, а от его действий.
— Такой подход вызывает доверие.
— Результаты решения проблемы удивляют своей быстротой. Человек переписывает свою историю наново.
— Используют уголки сознания и подсознания
— Считают, что бессознательное знает больше, чем сам человек. Работают с бессознательным.

  • — Рассматривают человека вместе с его проблемой.
  • — Человек рассматривается «больным», несостоятельным, нездоровым, неадекватным, потерявшим способность брать ответственность и решать.
  • — Специалист оценивает клиента, сам клиент начинает себя воспринимать в роли пациента
  • — Часто задают вопросы о чувствах, ощущениях клиента.
  • — Доверие такой подход не вызывает.
  • -Проблема может затянуться и даже усугубиться.

С чем работает нарративный подход в психологии?

  1. Большая часть проблем, даже «неизлечимых» можно решить с помощью нарративного подхода:
  2. — Семейные: отношение в паре, между супругами и их детьми, родственниками.

  3. — Внутриличностные: нарушение самооценки, низкой эффективности, наличие стыда, обид, отсутствие смысла жизни.
  4. — Организационные: создание хороших отношений в сообществах и организациях, обучение избегать конфликты.

— Социальные: работа с несоблюдением и притеснением прав человека, с насилием, с пострадавшими в автокатастрофах и стихийных бедствиях, поддержка родных и близких пострадавших. Также нарративная терапия оказывается людям со смертельными заболеваниями.

И результаты потрясают! Люди обретают внутреннюю свободу, даже если сама болезнь не исчезает. Они учатся с ней не выживать, а жить!

Новый подход не имеет противопоказаний и ограничений. К специалистам могут обращаться люди разных возрастных категорий и конфессий, с разными профессиями и взглядами на жизнь. От подростка до пожилого.

Каждый найдет решение своих проблем. Каждый из них увидит свет в конце туннеля.

И уже проблемы с выбором профессии, первой любви, неуспеваемости, взаимоотношений с родителями и друзьями, страх жизни или смерти не будут проблемами.

Нарративный подход. Практическая часть

Практика в нарративной терапии местами забавная, смешная, комичная, местами очень веселая и легкая, именно поэтому проблемы клиента растворяются, лопаются ка мыльные пузыри.

Так каким же образом происходит решение сложных жизненых ситуаций? Как события переписываются? И откуда берет начало новая история? Вот пример из практики нарративного подхода.

На консультацию к нарративному терапевту пришла мама с шестилетним мальчиком. Мама жаловалась, что ребенок не хочет оставаться дома один. Она воспринимала это, как каприз, проявление своего эго. По ее словам, малыш требует слишком большого внимания к себе. По причине боязни остаться без мамы с папой, ребенок не общался не только с другими взрослыми, но даже со сверстниками.

Мама и ранее обращалась к психологам, но все в один голос утверждали, что у ребенка недостаток внимания и неумение сдерживать свои эмоции. Своими диагнозами специалисты помочь не могли.

В надежде хоть на малейшую помощь, мама обратилась к нарративному практику.

Специалист начал разговор с малышом. Он задавал простые вопросы, отделяя ребенка и его эмоции: « Похоже Нетерпение и Истерика берут верх над тобой. Тебе тяжело справиться с Ними. Особенно когда все идет не так как тебе хочется».

Терапевт понимает, что эмоции доставляют дискомфорт мальчику, потому что родители недовольны им. Он не дает свою оценку и в особенности не ставит диагноз, а располагает к себе. Далее терапевт задает вопрос о том, хочет ли малыш справиться с этой ситуацией.

И мальчик сказал «да». Малыш понимает, что если он научиться играть один без мамы с папой, то сможет играть с другими детьми.

Мальчик даже вспомнил, что были моменты, когда он оставался в комнате один после прочтения мамой сказки на ночь, и ему становилось очень страшно, но он храбрился, убеждал себя что все хорошо. И ему удавалось заснуть.

Как же переписываются истории? Какие вопросы помогают взглянуть на ситуации по-другому?

Нарративный практик уточняет, что происходит сейчас и что человек выберет делать после. Самое первое рассматривается действие. Затем намерения, цели, ценности и добирается до важных принципов, из которых строится собственно жизнь. Задаются вопросы относительно новых убеждений: на что клиент надеется, что собирается делать в дальнейшем, какие убеждения были раньше и что изменилось.

  • Вопросы, которые задает нарративный практик:
  • — выясняется ОТНОШЕНИЕ человека к проблеме: Как тебе это?
  • — находится ОБОСНОВАНИЕ недовольства: Почему ты так к этому относишься?
  • — сам человек находит РЕШЕНИЕ проблемы: Как бы ты хотел реагировать?
  • — поддерживает клиента, вселяет уверенность, что его НАВЫКИ И УМЕНИЯ достаточны, чтобы справиться с проблемой: Какие твои навыки и умения могут тебе в этом помочь?

Нарративная психотерапия.

  1. Используя вопросы, приведенные выше, можно самому себе помочь, не обращаясь к специалисту.
  2. Противопоказание к использованию этой техники: серьезные психологические травмы и клинические диагнозы.
  3. В остальных вопросах смело можно приступать к данному методу.

Нарративные практики

Подход в нарративной психотерапии помогает клиенту занять активную позицию в решении проблемы. Он не смиряется с плохим собой, а рассматривает ситуацию в альтернативном мире. Он сам ищет выход из сложившегося положения, что побуждает его отвечать за свои действия и последствия.

Источник: https://psydeal.com/terapiya/narrativnaya-psihoterapiya/

Ссылка на основную публикацию