Телеология в философии, основные понятия, развитие и виды

13 июня 2014

Автор КакПросто!

Становление философии происходило в непрестанной борьбе между метафизикой и диалектикой. Одни мыслители считали, что мир всегда остается статичным и неизменным. Те же, кто был приверженцем диалектики, поддерживали идею о постоянном изменении и развитии природы и общества. Но даже среди них не было единства во мнениях относительно того, каким образом это развитие осуществляется.

статьи

  • Понятие развития в философии
  • Основные концепции развития в философии

Телеология в философии, основные понятия, развитие и виды В философии принято считать, что развитие представляет собой особенную связь между различными состояниями какого-либо явления. Смысл и суть развития философы видят в смене исторических событий, качественном преобразовании предметов материального мира и других явлений действительности. Развитие осуществляется во времени.

О развитии говорят, когда имеет место определенная преемственность между двумя состояниями объекта. Такая связь только при первом рассмотрении представляется хаотичной, но она далеко не беспорядочна. Один из критериев развития – организованность и направленность качественных преобразований. В понятии развития аккумулируется связь между прошлым, нынешним и будущим состояниями.

Одна из первых целостных концепций развития в философии нашла отражение в работах немецких философов, живших в XVIII и XIX веках. Представители классической философии, к числу которых нужно отнести Канта, Шеллинга, Фихте и Гегеля, участвовали в создании модели диалектики, которую сегодня принято называть рационалистической.

Она построена большей частью на умозрительных положениях, не все из которых подтвердились практикой.Несколько позже, к середине XIX века, в научном сообществе было накоплено достаточное количество данных, относящихся к естественным и общественным наукам. Это создало предпосылки для появления сразу нескольких теоретических моделей развития.

Наиболее популярными из них в истории философии считаются градуалистская и диалектико-материалистическая концепции.Самым известным сторонником градуалистской модели считается английский философ Герберт Спенсер. Его взгляды оказали самое большое влияние на становление европейской философии второй половины XIX века.

Основываясь на данных, полученных Дарвином, Спенсер по-своему развил его учение о естественном отборе, дополнив его оригинальными соображениями. В центре концепции Спенсера лежала идея о всеобщей, постепенной и линейной эволюции мира.

Не менее значительной стала модель развития, предложенная в рамках диалектического материализма, возникновение которого справедливо связывают с именами К.

Маркса и Ф. Энгельса. Дальнейшее развитие данная концепция получила в трудах В.И. Ульянова (Ленина) и в многочисленных работах философов, относящихся к советскому периоду истории России.

По своему содержанию диалектико-материалистическая концепция была значительно богаче, чем более «плоская» градуалистская модель эволюции. Она предполагала, что развитие идет не линейно, а по разворачивающейся спирали.

В нем присутствует не только плавное изменение, но также скачки и так называемые перерывы постепенности, являющиеся по сути своей «революционными» преобразованиями.

Прогрессивные философы продолжают активно использовать диалектико-материалистическую концепцию и сегодня.

Впрочем, те марксистские идеи, которые относятся к развитию общества, очень часто резко критикуют, усматривая в них призыв к насильственному изменению общественных устоев.

Источник: https://www.kakprosto.ru/kak-861113-filosofskie-koncepcii-razvitiya

Телеология — Античная философия — Конспект лекций

Телеология

Над всей физикой и космологией Аристотеля господствует мысль о целесообразности природы и всего мирового процесса. Космология Аристотеля ярко телеологическая, и в этом она противоположна космологии атомистов и Анаксагора.

Телеологическое воззрение получилось у Аристотеля в результате перенесения, по аналогии, на весь мир в целом наблюдений, сделанных по поводу частных классов явлений и предметов природы.

Основными фактами, на которые при этом опирался Аристотель, были факты из жизни животных: процессы рождения организмов из семени, целесообразное действие инстинктов, целесообразная структура организмов, а также целесообразные функции человеческой души.

Учение Аристотеля о душе сыграло особенно значительную роль в формировании и обосновании телеологии Аристотеля и в расширении ее до космологического принципа.

Эту роль учение о душе могло сыграть, во-первых, потому, что для Аристотеля душа человека — действительность того, что как возможность существует в его теле, т. е. не что иное, как цель.

Во-вторых, Аристотель мог перенести результат изучения целесообразных функций души на мир в целом тем более легко, что для него одушевление не ограничивается областью душевной жизни человека: он распространяет принцип одушевления и на весь животный мир, и на мир небесных светил.

Чем шире представлена целесообразность и разумность в отдельных обширных классах существ и явлений природы, тем естественнее казалось перенести ее на мир как на целое.

Если уже отдельные предметы природы обнаруживают в своем существовании и целесообразность, и разум, то, по убеждению Аристотеля, не может не быть целесообразность и целое мира. Больше того, Аристотелю прямо-таки невероятным представляется, чтобы в отдельных предметах могли возникнуть целесообразность и разумность, если таковых нет у мира как целого.

Телеология Аристотеля предполагает не только целесообразный характер мирового процесса, она также предполагает и единство самой его цели. Обосновывается это единство на идеях космологии и теологии. Единый бог — источник и причина движения.

Хотя он сам по себе неподвижен и непосредственно соприкасается только с крайней, последней сферой мира, он все же в результате этого прикосновения сообщает этой сфере равномерное и вечное круговое движение.

Движение это последовательно передается от нее через посредствующие сферы планет все дальше и дальше по направлению к центру. Хотя в центре оно менее совершенно, чем на окружности, тем не менее движение это как единое движение охватывает весь мировой строй.

А так как перводвигатель мира есть вместе с тем и причина движения и его цель, то и весь мировой процесс направляется к единой цели.

Особенность объективной телеологии Аристотеля, отличающая ее от телеологии Платона, в том, что Аристотель отрицает сознательный характер целесообразности, действующей в природе. У Платона носительницей сознательного целесообразного начала была душа мира, правящая всем мировым процессом.

Напротив, по мысли Аристотеля, целесообразное творчество природы осуществляется бессознательно. О возможности бессознательной целесообразности говорят, как указывает Аристотель, факты человеческого искусства.

Художник может творить бессознательно и тогда, когда мыслит и когда оформляет свой материал в некий образ. Цель его при этом осуществляется бессознательно, несмотря на то, что в случае искусства творец произведения и «материя», в которой осуществляется его творчество, отделены друг от друга.

Для природы такое бессознательное творчество облегчается тем, что природа существует не вне своего творения, а в нем самом.

В качестве целесообразно действующей природа божественна. Однако, осуществляя свою цель в своем материале, она не сознает самой цели. Поэтому, кто видит в боге разумного творца, тот не может считать природу божественной в строгом смысле понятия, а только «демонической».

Космология Аристотеля находилась в глубоком противоречии с космологией атомистов в вопросе о пределе мира.

Атомистический материализм — первое в истории науки учение о бесконечности космоса и о бесчисленности населяющих космос миров.

Учение это у Левкиппа и Демокрита приняло настолько ясную и осознанную форму, что в сравнении с ним понятие Анаксимандра о «беспредельном» кажется лишь догадкой, которой явно противоречит учение того же Анаксимандра о суточном вращении небесного свода. Только Левкипп и Демокрит первые вывели греческую мысль на простор бесконечности.

Напротив, учение о мире Аристотеля в этом вопросе есть несомненный шаг назад по сравнению с атомистами. По Аристотелю, форма и протяжение космоса определяются учением о физических элементах. Мир имеет форму шара с весьма большим, но все же конечным радиусом.

О шаровидности, если не о точной сферичности, мира учили и Анаксимандр, и Парменид, и Эмпедокл. Для всех них учением о шаровидности мира обусловливался трудно разрешимый вопрос. Это вопрос о том, каким должно быть бытие за пределами радиуса мирового шара.

Аристотель решает тот же вопрос иначе. За последней сферой мира, согласно его учению, пребывает только бог. Никакого другого бытия, запредельного миру, не может быть.

Все элементы — тела, которым свойственны определенные движения. Это движение по направлению к центру мира, к его периферии и круговое движение. Но все эти виды движения возможны только в сфере.

А так как за границами сферы не существует ничего, то за ней не может существовать и пустота.

В самом деле. Согласно Аристотелю, пространство — не что иное, как занимаемое телом место. Но место есть граница другого тела, обнимающего данное тело. Поэтому если за пределами мира не существует никаких тел, то это значит, что там не существует ни места, ни пространства.

Мир объемлет в себе не только все место, но и все время. Само по себе время — мера движения. Так как движение не распространяется на область, запредельную миру, то не распространяется на нее и время.

Земля неподвижно пребывает в центре мира. И в этом утверждении космология Аристотеля — шаг назад в сравнении с космологией Платона и пифагорейцев. И Платон и пифагорейцы развивали учение о движении Земли. Пифагорейцы учили о ее движении вокруг «центрального огня».

Платон наметил, далеко, впрочем, не ясно, мысль о движении Земли вокруг оси. Так истолковал Аристотель одно место в платоновском «Тимее». Со всей силой своего авторитета Аристотель положил на долгие времена конец зарождавшейся в пифагореизме гелиоцентрической космологии.

Мысль о движении Земли он решительно отклоняет. Природа Земли, по его утверждению, такова, что Земля необходимо стремится к центру мира. Круговое движение ей не свойственно и есть для нее нечто насильственное.

Так как космос — бытие вечное, то, в случае если бы Земля двигалась круговым движением, ее движение было бы одновременно и вечным и насильственным, а это, по Аристотелю, нелепость.

Все же не по всем вопросам космологии Аристотель стоял позади своего века. Выдающимся достижением его космологии было строгое доказательство шаровидной формы Земли.

Шаровидность эту он доказывает из наблюдений, сделанных во время затмений Луны. Эти наблюдения показывают, что тень Земли, надвигающаяся на видимую поверхность Луны во время лунного затмения, имеет круглую форму.

По объяснению Аристотеля, только шаровидное тело, которым в этом случае является Земля, может отбрасывать в мировое пространства — в сторону, противоположную Солнцу, — тень, которая в проекции на шаровую поверхность Луны представится темным кругом, надвигающимся на диск полной Луны.

К тому же выводу — о шаровидности Земли — ведет по Аристотелю, свойственное Земле тяготение к центру мира. Результатом этого тяготения должна была получиться шарообразная форма. Диаметр земного шара был определен Аристотелем с преувеличением против действительности. В то же время Аристотель смело утверждал, что по объему Земля меньше других небесных тел.

Аристотелю принадлежит также развитие и утверждение ошибочного взгляда, на котором впоследствии — впрочем, к счастью для будущих географических открытий — основывал свои расчеты Колумб.

Аристотель полагал, что океан, лежащий к западу от Африки, имеет небольшое протяжение и что непосредственно за ним находится Индия.

В доказательство этой мысли Аристотель ссылался на сходство фауны Восточной Индии и Африки, в частности на существование в обеих этих странах слонов.

12 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100 101 102 103 104 105 106 107 108 109 110 111 112 113 114 115 116 117 118 119 120 121 122 123 124 125 126 127 128

Источник: http://bookwu.net/book_antichnaya-filosofiya_686/68_teleologiya

3. Телеология и целесообразность: Живая материя есть качественно специфическая форма движения материи

Живая материя есть качественно специфическая форма движения материи. Способом ее существования является обмен веществ, то есть постоянная замена составных химических элементов живого организма, постоянная ассимиляция веществ из окружающей среды при одновременном выделении использованных и разложившихся веществ в окружающую среду.

«Жизнь — способ существования белкового тела — состоит, следовательно, прежде всего в том, что белковое тело в каждый данный момент является самим собой и в то же время — иным и что это происходит не вследствие какого-либо процесса, которому оно подвергается извне, как это бывает и с мерт- выми телами.

Напротив, жизнь, обмен веществ, происходящий путем питания и выделения, есть самосовершающийся процесс, присущий, прирожденный своему носителю — белку, процесс, без которого не может быть жизни…» 154 Обмен веществ образует закономерное единство организма и окружающей среды. Витализм и пеотомизм отрицают эту роль обмена веществ.

Постулирование абсолютной случайности материальных процессов служит им для того, чтобы организованность и порядок отнести за счет существования идеальной, духовной силы. Например, по мнению Рюшкампа, неживая природа состоит из «неупорядоченной материи». Организацию в эту «неупорядоченную материю» вносит человеческий дух (мертвые машины) или божественный дух (живые существа) 155.

Читайте также:  Какие чувства бывают. список эмоций и чувств человека

Это значит, что витализм и неотомизм придерживаются единого мнения, что бог воплощает свои цели и планы в живых существах и последние осуществляют эти планы, используя обмен веществ.

Внутренняя целенаправленность (целесообразность) и осуществление целей (телеология) являются, по мнению представителей витализма и неотомизма, теми характерными чертами, которые отличают жизнь от «мертвой материи» 156. Однако там, где эти цели и задачи ставятся, должно быть в конечном счете сознание, которое ставит эти цели.

Такие задачи может ставить и человек, так как он обладает сознанием. «Но и самый плохой архитектор,— пишет Карл Маркс,— от наилучшей пчелы с самого начала отличается тем, что, прежде чем строить ячейку из воска, он уже построил ее в своей голове.

В конце процесса труда получается результат, который уже в начале этого процесса имелся в представлении работника, т. е. идеально.

Работник отличается от ичелы не только тем, что изменяет форму того, что дано природой: в том, что дано природой, он осуществляет в то же время и свою сознательную цель, которая как закон определяет способ и характер его действий и которой он дол- жен подчинить свою волю» Специфичной чертой человека является наличие сознания, а поэтому цели и задачи предшествуют его действиям. Вне человеческого общества нет сознания. В. И. Ленин указывает, что «всякий знает, что такое человеческая идея, но идея без человека и до человека… есть вздор, мертвая абстракция, идеалистический выверт»; ощущение без человека — это не «обычные человеческие ощущения, а какие-то выдуманные, ничьи ощущения, ощущения вообще» 157.

Кто ищет целеустремленности и целенаправленности вне человеческого общества (например, в сфере живой материи), тот молчаливо исходит из признания такой «мертвой абстракции», сознания в себе, устанавливающего задачи и цели. Как известно, не все живые существа обладают сознанием, а поэтому они осуществляют «чужие», то есть «божественные планы».

В этом состоит основной порок так называемого «телеологического» доказательства бытия бога. Оно исходит из того, что везде в мире существует «всеобщий порядок, закономерность, целесообразность». «Аргументация» заранее предполагает, что вывод предшествует посылкам, и на этом доказательная сила исчерпывается.

Исходя из таких предпосылок, нетрудно вывести существование «творца порядка, дающего законы, указывающего цели и ставящего задачи» 158. Однако эти посылки неверны. Первой неверной аосылкой, лежащей в основе этого доказательства, является утверждение, что материя есть инертное, мертвое и хаотичное нагромождение вещества.

Это неверно уже потому, что материя движется в силу собственных причин и все ее формы движения «упорядочены», то есть организованы на оспове ее внутренних противоречий. Всеобщая связь .единого материального мира имеет самые различные формы, определяя этим организованность материи и закономерности ее движения и развития.

Вторая неверная посылка состоит в допущении существования цели в живой природе вне человека. Такое допущение противоречит объективно установленным фактам и является объективно-идеалистическим толкованием данных биологии, толкованием, в основе которого лежит конечная цель их аргументации — бог.

Понятие це-ш совершает в неотомистской философии многие «недопустимые нарушения границ», поэтому оно становится ее центральным понятием: человеческие действия являются той областью, где категория цели находит свое оправданное применение, так как цель лежит в основе этих действий.

Приспособляемость организма к окружающей среде, понимаемая в обычном представлении как целесообразность, толкуется витализмом и неотомизмом как мысль о сознательной цели в живой материи.

И здесь заложено самое главное: если дать биологическому материалу телеологическое объяснение, то можно «доказать» «надмировое сознание» (так называемое «телеологическое» доказательство бытия бога).

До осуществления конечной цели «доказательств» остается сделать только небольшой шаг: если признать бога один раз, естественно, необходимо перенести телеологические представления виталистов на весь мир. Поэтому идея цели является важной опорой всей томистской философии и теологии 159. Итак, круг замкнут: представление цели вновь перенесено на человеческое общество, но теперь это уже не его собственная цель, которую осуществляет человек, а ирежде всего цель, указанная ему богом. Таким образом заимствование неотомизмом виталистских представлений об обществе играет важную роль 160 для оправдания империализма и его агрессивных целей, которые выдаются за божественные предначертания.

Однако вернемся к явлениям жизни. Цель развития живых существ состоит якобы в «образовании и сохранении пространственно-временных форм организма»161.

И эта цель должна стать целью развития организма (так называемая целевая причинность). Такой целевой причинности не существует, так как в любом причинном отношении причина всегда предшествует действию.

Нет причинной связи, где бы это было наоборот. Однако Кариш пытается защищать идею целевой причинности162.

Кариш считает, что если человек в своем сознании заранее устанавливает цели для своих действий, то здесь действительно причина предшествует действию. И такое положение якобы имеет место в живой природе. В ней также должно быть духовное начало, идеальные цели которого предшествуют органическому развитию; все материальные явления выводятся из этой цели, так как «причина» предшествует действию.

Однако это рассуждение является настоящей путаницей. В действительности вопрос значительно сложнее.

Естественно, в человеческом обществе, например, идея какой-либо машины заранее зарождается в голове инженера или рабочего, однако единственной причиной создания этой машины является материальная производственная деятельность рабочих, а не идея о ней, так как материальные действия могут иметь только материальные причины.

С другой стороны, нельзя отрицать, что производственная деятельность осуществляется по плану конструктора машины. В человеческом обществе существует взаимодействие между материальным бытием и идеальным сознанием.

Однако, во- первых, это взаимодействие нельзя сводить к причинным отношениям; во-вторых, определяющая роль, примат в этом взаимодействии принадлежит материальному бытию, которое, в-третьих, отражается конкретно в голове человека.

Стремясь распространить специфические общественные отношения на всю природу и даже за ее пределы, Кариш сам совершает тот «недопустимый переход границ», в котором он пытается обвинять диалектический материализм. Единственный довод, который он в состоянии привести, сводится к тому, что жизнь обнаруживает «иное течение», чем явления, исследуемые физикой и химией.

Кариш стремится нас убедить, что этот факт можно принимать в расчет лишь в том случае, если рассматривать жизнь как нематериальное явление, отличное по своей сущности от материи. Однако никаких доказательств этого утверждения он не приводит.

В действительности взрослый организм является не целью развития оплодотворенной клетки яйца, которая указана нематериальной силой, а результатом исторически сложившихся противоречий, характеризующих обмен веществ.

Всюду, где развитие оплодотворенных клеток происходит в одинаковых условиях и в рамках одного и того же типа обмена веществ, там развитие и сами взрослые живые существа похожи друг на друга. Решающим фактором развития оплодотворенной клетки яйца являются внутренние противоречия, существующие в процессе обмена веществ, конкретные формы белка, чье существование определяется этим обменом веществ.

Так как обмен веществ способствует установлению неразрывного единства между организмом и окружающей средой, то с помощью его внешние условия окружающей среды оказывают влияние на внутренние противоречия организма и становятся неотъемлемой частью условий внутреннего развития организма. Если изменяется окружающая среда, то соответствующие условия (питание, температура и т. п.

) воздействуют на обмен веществ, который изменяется и вызывает большие или меньшие изменения в форме соответствующих организмов. Старое (выражаясь словами Берталанфи) «плавное равновесие» обмена веществ нарушается и устанавливается новое соотношение сил, взаимодействующих в процессе обмена веществ. Если же воздействие изменившихся условий среды значительно и длится продолжительное время, то эти изменения могут быть закреплены наследственностью. Тезис о наследовании приобретенных качеств, выводимый из представления диалектического материализма о сущности жизни, подтвержден многочисленными экспериментами ученых (в том числе и теми, которые не разделяют взгляды диалектического материализма) и является, таким образом, проверенным научным фактом163, а его отрицание идеалистами всех мастей есть проявление их научного невежества. Диалектический материализм рассматривает развитие биологических видов «как результат взаимодействия между приспособлением и наследственностью, причем приспособление изображается как та сторона процесса, которая производит изменения, а наследственность — как сохраняющая их сторона» 164.

Иными словами, противоречие между типом обмена веществ, который является результатом отношения с окру- жающей средой, унаследованным от всех предков п фиксирующим обмен веществ, то есть результатом жизнедеятельности, развития всех предков, и переданным по наследству потомству от родителей, с одной стороны, и более или менее быстро и сильно изменяющимися условиями окружающей среды — с другой, есть основная движущая сила развития жизни. Однако это не единственная движущая сила, так как на развитие организмов оказывают влияние и многие другие факторы, как, например, естественный отбор, борьба за существование, взаимопомощь живых существ и др., которые взаимодействуют друг с другом и с основным законом противоречия развития жизни.

Результатом этого взаимодействия является приспособленность живых существ друг к другу и окружающему их миру, что мы часто называем «целесообразностью». Еще Фридрих Энгельс указывал на спорность применения понятия цели к органическому миру, так как «применение гегелевской «внутренней цели», т. е.

такой цели, которая не привносится в природу намеренно действующим сторонним элементом, например, мудростью провидения, но которая заложена в необходимости самого предмета,— даже такое применение понятия цели постоянно приводит людей, пе прошедших основательной философской школы, к бессмысленному навязыванию природе [у виталистов и неотомистов.

— Авт.] • сознательных и намеренных действий» 165.

Поэтому не следует применять понятие цели, заимствованное из сферы общественной жизни, к явлениям живой природы, так как цель предполагает всегда наличие разума, указывающего эти цели. Этим разумом обладает человек, но нигде в природе он больше не существует.

Поэтому правильнее говорить о приспособленности живых существ к окружающей среде и друг к другу, которая не есть результат сверхъестественного разума, предначертания или энтелехии, а «заложейа в самом предмете», то есть является следствием исторически развившегося материального взаимодействия внутри организма, между организмами, а также между организмами и окружающей средой.

Источник: https://texts.news/raznyih-stran-filosofiya/teleologiya-tselesoobraznost-17679.html

Основные этапы становления идеи развития в биологии. — Шпаргалки по философии

   История идеи развития в биологии делится на 5 основных этапов:

1. Период от античной натурфилософии до первых биологических дисциплин. Здесь наблюдается

    фундаментальный принцип науки о живом — принцип историзма. Поэтому необходимо вспомнить:

а) учение древности VII—VI вв. до н. э. — Фалеса, Анаксимандра, Анаксимена о первоначале всех

  •     вещей,
  • б) учение Гераклита об огне в виде первовещества;
  • в) учение Эмпедокла о любви и вражде как основе существования всех веществ;
  • г) учение Анаксагора о движущей силе ума;
  • д) представление неоднородности вещества в атомистических представлениях древних философов;
  • е) идеи самопроизвольного зарождения жизни различных материальных образований, развиваемые в
  •     трудах Аристотеля, Коперника, Галилея, Декарта;
  • ж) опыты Реди, опровергающие эти теории.
  • з) опыты Пастера, доказывающие, что все современное живое происходит только от живого;
  • и) гипотеза занесения живых веществ на Землю из космоса и ее несостоятельность (последние три
  •     пункта рассмотрим позже).

2. Систематизация накопленного в ботанике и зоологии материала.

3. Опубликование Дарвином труда «Происхождение видов» в 1859 г. Если XVIII в.

с полным основанием можно назвать веком Ньютона, когда возник научный метод, которому сегодня мы обязаны всеми достижениями современной науки, то век XIX, надо согласиться в этом с Больцманом, следует назвать веком Дарвина.

Создание эволюционной теории тоже было революцией. В биологию пришли идеи движения и развития. Это период революционного перелома в биологии, связанный с возникновением целых отраслей эволюционной биологии.

4. Переход к систематическому экспериментальному изучению отдельных факторов эволюции, формированию новых направлений в генетике и экологии. Этот период длился с начала XX в. до середины 30-х гт. XX в.

5. Период всеобъемлющего синтеза знаний о факторах, движущих силах и закономерностях в эволюции. Этот период берет свое начало в 40-х гг. и продолжается до настоящего времени.

            Идея эволюции живой природы возникла в Новое время как противопоставление креационизму (от лат. «созидание») — учению о сотворении мира богом из ничего, неизменности созданного творцом мира. Креацианизм как мировоззрение сложился в эпоху поздней античности, в Средневековье, занял господствующие позиции в культуре

Фундаментальную роль в мировоззрении того времени играли также идеи телеологии — учения, по которому все в природе устроено целесообразно, всякое развитие является осуществлением заранее предопределенных целей.

Телеология приписывает процессам, явлениям природы цели, которые или устанавливаются богом (Х.Вольф), или являются внутренними причинами природы (Аристотель, Лейбниц).

В преодолении идей креационизма, телеологии важную роль сыграла концепция ограниченной изменчивости видов в пределах относительно узких подразделений (от одного единого предка) под влиянием среды — трансформизм.

Эту концепцию в развернутой форме сформулировал выдающийся естествоиспытатель 18 века Жорж Бюффон в своем 36-томном труде «Естественная история». Трансформисты (Р.Гук, Ж.Ламетри, Д.Дидро, Э.Дарвин,И.Гете,Э.Сент-Илер) признавали изменяемость видов организмов под действием изменений окружающей среды.

            Шведский естествоиспытатель 18 века Карл Линей впервые последовательно применил бинарную номенклатуру, построил наиболее удачную искусственную классификацию растений, животных. Преформизм — от лат. «предобразую» — учение о наличии в половых клетках материальных структур, предопределяющих развитие зародыша, признаки развивающегося из него организма.

            Кювье стал основателем теории катастроф — концепции, в которой идея биологической эволюции выступила как производная от более общей идеи развития глобальных геологических процессов. Против учения катастрофизма выступили сторонники другой концепции эволюции, которые также ориентировались преимущественно на геологическую проблематику.

            Униформизм складывался под влиянием успехов классической механики, прежде всего небесной механики, галактической астрономии, представлений о бесконечности, безграничности природы в пространстве, времени.

В 18-первой половине 19 века концепцию униформизма разработали Дж. Геттон, Ч. Лайель, М.В.Ломоносов, К.Гофф, др.

Читайте также:  Кто такой мазохист? мазохизм: заболевание или образ жизни

Эта концепция опирается на представления об однообразии, непрерывности законов природы, их неизменности на протяжении истории Земли; отсутствии всяческих переворотов, скачков в истории Земли.

Источник: https://students-library.com/library/read/18920-osnovnye-etapy-stanovlenia-idei-razvitia-v-biologii

Философия и религия. теология и телеология

Телеология и теология тесно связаны. Телеология как знание (претензия на знание) целей как мира в целом, так и в его частях предполагает нали­чие в мире разумной целеполагающей силы, мирового разума, Бога.

Бук­вально телеология — «слово о цели» (от «тЕлос», tElos — свершение, завершение, исполнение; развязка, результат, последствия, исход; благо­получный исход, успешная развязка, успех; окончание, конец, кончина, смерть; высшая точка, предел; окончательное решение; власть, право, законная сила, полномочия; цель…).

«Телеология… теория замысла (purpose), концов93 (ends), целей (goals), конечных причин (final causes), ценностей (values), Блага (the Good). Противоположна механицизму.

Как противоположная механицизму, который объясняет настоящее и будущее в терминах прошлого, телеология объясняет прошлое и настоящее в тер­минах будущего. Телеология как таковая не предполагает личное созна­ние, волю или намеренную цель».

Телеология и эсхатология

Философы, рассуждая о первоначалах и первоосновах, видели в них не только начала во времени, но и «концы»: из чего все возникает — в то же самое все и возвращается, из чего вырастает как из основы, как из «почвы», в то же самое все и оседает, в том самом все и растворяется.

Это учение о концах, симметричное по отношению к учению о началах, называется, как известно, эсхатологией (от «есхатон» (eshaton) — край, конец, окраина, отдаленная часть; высшая степень, верх, предел; край­ность, конец; предел, конечная цель).

Однако эсхатология как «слово о концах» отличается от телеологии как «слово о целях» в той мере, в какой в эсхатологии отсутствует мысль, что все возникает из начал ради (с целью) исчезновения в них же как в концах.

Если у Гераклита и сто­иков мир возникает из огня и исчезает в огне, то трудно сказать, думали ли они (Гераклит и стоики), что мир возникает из огня именно для того, чтобы в огне и исчезнуть.

И в древнеиндийском брахманизме (позднее индуизме) «день Брахмы» сменяется «ночью Брахмы», мир то возни­кает («проявленный Брахма»), то исчезает («непроявленный Брахма»), светлая кальпа (kalpa — название мирового или космического периода в 4320 млн лет) сменяет темную кальпу.

Но можно ли сказать, что день, какой бы он ни был, возникает для того, чтобы превратиться в ночь, а тем более породить ее? Скорее во всем этом мы видим бес­цельное повторение, однообразный ритм, приливы и отливы бытия, ведь основной закон мироздания в его ритмичности, благодаря которой толь­ко и возможно время как число движения, когда за единицу измерения берут какой-либо доступный ритмический процесс, с которым сравни­ваются остальные процессы и движения.

Таким образом, эсхатология — нечто меньшее, чем телеология; говоря о конце, она не утверждает, что этот конец был целью начала. Более того: предполагаемый эсхатологией ритмический цикл возникновения и унич­тожения противоречит идее конечной цели, а тем самым и телеологии.

Ценности

Из той или иной телеологии вытекает та или иная система ценностей. Люди стремятся к тому, что почитают за благо, будь то собствен­ность как якобы высшая ценность или спасение души, или смерть (са­моубийство). Философы же стремятся к мудрости, видя именно в ней высшее благо и высшую ценность. Достигнутое же благо все хотят сохранить.

Абсолютная телеология

Учение о цели мира в целом мы назовем абсолютной телеологией.

Если эта цель внешняя по отношению к миру в целом, а такое возмож­но, хотя трудно себе представить, чем бы эта внешняя цель могла бы быть, ведь мир в целом, согласно понятию, все в себе содержит, то такую абсолютную телеологию мы назовем трансцендентной (запре­дельной) абсолютной телеологией. Если же мир в целом имеет еди­ную внутреннюю цель, например победу в нем добра над злом (Аху-ра-Мазды над Анхра-Майнью), то это будет имманентная (внутрен­няя) абсолютная телеология.

Гармония частей

Частная телеология, оставляя в стороне вопросы единой цели мира в целом, ограничивается утверждением, что в мире все части служат друг другу, — ив этом состоит цель каждой части.

Цель ее — в том, чтобы служить целому, хотя это целое, если к чему и стремится, то лишь к самосохранению, не претендуя на радикальные в себе перемены.

Не­трудно заметить, что в таком случае мир в целом уподобляется живо­му организму.

Частичная частная телеологиясужает царство целей до живой при­роды и непосредственной среды обитания живых существ: почва, вода, некоторые газы. Она утверждает, что в живой природе все виды так или иначе служат друг другу, и это несмотря на межродовую и межви­довую борьбу.

Еще более узкая телеология допускает цель лишь у особей одного вида, она — в выживании вида любой ценой, даже через внутривидо­вую борьбу.

А совсем узкая телеология ограничивается допущени­ем лишь целесообразного строения одной живой единицы, одного организма, считая всю более широкую целесообразность лишь ка­жущейся, результатом внешнего и весьма неэкономного приспособ­ления автономных особей друг к другу, автономных видов друг к другу и к среде обитания.

Источник: https://megaobuchalka.ru/2/25569.html

Телеология

и целесообразности. В противовес детерминизму, а иногда в «дополнение» к нему, Телеология постулирует особый вид причинности: целевой, отвечающей на вопрос — для чего, ради какой цели совершается тот или иной процесс.

Этот принцип «конечных причин» («causa finalis»), согласно которому идеально постулируемая цель, конечный результат, оказывает объективное воздействие на ход процесса, принимал разные формы в различных концепциях Телеология Во всех случаях, однако, сохраняется главное для Телеология — идеалистическая антропоморфизация (см.

Антропоморфизм) природных процессов, приписывание цели природе, перенос на неё способности к целеполаганию, которая в действительности присуща лишь человеческой деятельности.

  Эта черта Телеология в наиболее явной форме выражается в концепции «внешней целесообразности», устанавливаемой якобы богом, в антропоцентрической (см.

Антропоцентризм) и утилитарной Телеология, согласно которой мир создан «ради целей человека» (Х. Вольф и др.).

Однако она присуща и имманентной Телеология (то есть приписывающей внутреннюю цель развитию природы), основы которой были сформулированы Аристотелем, утверждавшим, что как деятельность человека содержит в себе актуальную цель, так и предметы природы включают бесконечную по содержанию цель своего «стремления» (потенциальную цель), реализующуюся в процессе развития предмета. Эта внутренняя цель является, по Аристотелю, причиной движения от низших ступеней природы к высшим; она трансформируется в некоторый абсолют — энтелехию — как завершение развития. Идеи имманентной Телеология в новое время развивались Г. Лейбницем в его монадологии и учении о предустановленной гармонии; они получили своё последовательное воплощение в учении Ф. Шеллинга о «мировой душе», в объективном идеализме Г. Гегеля.

  В своеобразной форме идеи Телеология развивал И. Кант. Сознавая недостаточность концепции механического детерминизма в объяснении сложных процессов (прежде всего органической жизни и человеческой деятельности), он постулировал особый вид причинности, позволяющий познать эти процессы как «цели природы».

По Канту, однако, «целесообразность природы есть… особое априорное понятие, которое имеет свое происхождение исключительно в рефлектирующей способности суждения» (Соч., т. 5, М., 1966, с. 179).

Кант подвергает сомнению объективный смысл «целей природы», телеологических «конечных причин», рассматривая их значение лишь в качестве регулятивного, эвристического принципа.

  В различных вариантах основные формы Телеология распространены в науке (витализм, неовитализм и др.) и в философии (А. Шопенгауэр, Э. Гартман, неотомизм и др.).

  В объяснении органической целесообразности биология, начиная с Ч.

Дарвина и вплоть до современной молекулярной биологии и биокибернетики, полностью преодолевает и «снимает» Телеология Объективные процессы, послужившие определённым основанием для «телеологического мышления», получили научные объяснение в рамках диалектико-материалистической концепции детерминизма, вобравшей в себя всё ценное из истории мысли. Именно поэтому всякие попытки «возрождения» Телеология (в частности, со ссылками на кибернетику), создания «материалистической Телеология» имеют сугубо отрицательное значение. Сходные с ней по названию концепции, обозначаемые как «телеономия» или «квазителеология» и прочее, по существу не имеют ничего общего с Телеология; они описывают причинные отношения, выражаемые на языке кибернетики с помощью понятий программы и обратной связи, с целью зафиксировать наблюдаемую в сложных системах предетерминированность результата действия (и, соответственно, направленность последнего), а также тот способ объяснения этих систем через отношение целесообразности, который традиционно квалифицировался как «телеологический». Но это уже особый научный подход — так называемый целевой подход как часть общего функционального анализа сложных органических систем.

 

  Лит.: Энгельс Ф., Диалектика природы, Маркс К. и Энгельс Ф., Соч., 2 изд., т. 20; Бунге М., Причинность пер с англ., М., 1962; Фролов И. Телеология, Генетика и диалектика, М.

, 1968; его же, Органический детерминизм, телеология и целевой подход в исследовании, «Вопросы философии», 1970, № 10; На пути к теоретической биологии, М., 1970; Theiler W., Zur Geschichte der teleologischen Naturbetrachtung bis auf Aristoteles, Z.—Lpz., 1925; Hartmann N.

, Teleologisches Denken, B., 1951; Schmitz J., Disput über das teleo-logische Denken, Mainz, 1960.

  И. Телеология Фролов.

Телеобъектив | Буква «Т» | В начало | Буквосочетание «ТЕ» | Телеорман

Статья про слово «Телеология» в Большой Советской Энциклопедии была прочитана 6175 раз

Источник: http://bse.sci-lib.com/article109598.html

Телеология

Закономерным развитием химизма с его влечением объектов друг к другу выступает телœеологическое отношение.

Гегель объясняет это так: объекты, которые объединяются благодаря их влечению друг к другу, нейтрализуются, «взаимно снимают друг друга».

Благодаря этому «получает­ся освобождение понятия, ĸᴏᴛᴏᴩᴏᴇ в химизме и в механизме налично лишь в себе, и понятие, существующее, таким образом, для себя, есть цель» (392).

Переход от химизма к цели, когда в результате взаимодействия и нейтрализации «освобождается» понятие, ĸᴏᴛᴏᴩᴏᴇ становится не просто влечением к другому, а целью, построен философом очень изобретательно, но где основания для такой трактовки химизма? Цель — для-себя-сущее понятие. Цель выступает как субъективная цель, противостоящая объекту. Цель есть деятельность, которая приводит к реализации цели, последняя тем самым объективируется, снимая противоположность субъективности и объективности. Цель существенно отличается от введенной ранее причины (учение о сущности). Причина принадлежит к сфере слепой крайне важно сти. Цель содержит в себе определœенность и действие, так что в своей деятельности цель не преходит, а сохраняет себя и «в конце она есть то же самое, чем она была вначале» (383).

Ближайшими примерами цели у Гегеля служат потребности и влечения. Последние выступают как противоречие внутри живого субъекта. Их удовлетворение снимает противоположность субъективного и объективного.

Телœеологическое отношение есть умозаключение, в котором субъективная цель смыкается с внешней ей объективностью посредством среднего термина. Средний термин — это единство субъективного и объективного, ĸᴏᴛᴏᴩᴏᴇ включает целœесообразную деятельность и средство.

Посредством целœесообразной деятельности цель овладевает объектом, есть власть над объектом. Живые существа обладают телом, душа овладе­вает телом и объективируется в нем. Душе человека крайне важно много труда, чтобы сделать свою телœесность средством, оружием его души.

Целœесообразная деятельность и ее средства еще направлены вовне, ибо цель не тождественна с объектом. То, что цель при своей реализации сохраняется, есть хитрость разума.

Хитрость состоит в том, что в деятельности объекты действуют друг на друга и истощают, расходуют друг друга, в то время как цель сохраняется. Бог дает людям действовать как им угодно, а получается из этого осуществление его целœей.

Гегель усмат­ривает в данном хитрость божественного разума.

Достигнутая цель — это некий новый объект, который в свою очередь представляет собой средство для других целœей и т.д. до бесконечности.

Объект, противостоящий цели, есть только покров, за которым скрывается понятие. Объект в себе есть понятие. В рамках бесконечного чередования целœей в связи с этим мы не можем увидеть подлинного достижения це­ли.

Возникает иллюзия, будто бесконечная цель еще не осуществлена. При этом абсолютное добро, как цель, в мире осуществляется вечно, «оно уже в себе и для себя осуществилось и ему не приходится ждать нас для этого «(399).

* * *

Учение об объекте представляет собой один из наиболее интересных разделов логики Гегеля. В нем философ обнаруживает как глубокое знание (на свой, впрочем, лад) современного ему естествознания, так и большую теоретическую проницательность. В естествознании начала XIX в. с достаточной определœенностью сложились механика, ряд надмеханических разделов физики, химия и биология.

При этом, однако, не вполне явственно еще обнаружилось, что механика (точнее, макромеханика) представляет собой не самостоятельную науку, а раздел физики. Это стало окончательно ясно только в XX в. Гегель с большой проницательностью подметил ло­гику усложнения, развития в трех царствах природы, которые он неточно определил как механизм, химизм и телœеологию (или организм).

Читайте также:  Субъективность чувственное отражение реальности, что это такое?

Простей­шим из них для него является механизм, который трактуется как агре­гат, делимый на безразличные друг другу моменты. Гегель совершает ошиб­ку, полагая макромеханизм предельно простейшим объектом. В том же XIX в. Энгельс считал, что известным физическим формам материи предшествует бесконечный ряд других, более простых, форм. Физика ХХ в.

показала, что под макромеханическим миром скрывается многоуровневый микромир.

Гегель испытывал серьезные трудности, включая в химизм физический мир (теплоту, электричество, магнетизм, свет).

Позднее, в «Философии природы», он вынужден будет рассматривать химизм как часть физического, что тоже оказывается неверным.

При этом в целом Гегель смог весьма глубоко проследить усложнение объекта от механического уровня до органического. Его оценки каждого из этих уровней подчас просто замечательно метки.

Обнаружив процесс усложнения от простейшего механического уровня к органическому, выяснив характер каждого из них, Гегель объявил эти уровни ступенями логического, понятия. Это превращение природных систем в логические, понятийные дано им декларативно, без какого-либо серьез­ного обоснования.

ИДЕЯ

«Идея есть истина в себе и для себя, абсолютное единство понятия и объективности» (399). Идея — это раскрывшееся понятие, выраженное в объективности.

Истина трактуется Гегелœем не как соответствие моих взглядов объективности, а, напротив — как соответствие объективности понятию. Идея — высшее определœение абсолютного.

Абсолютное — всœеобщая и единая идея, которая обособляет себя в систему определœенных идей, подчинœенных единой идее как истинœе. Идея первоначально выступает как единая всœеобщая субстанция, а в своем развитом виде — как субъект, дух.

Вещи в мире обладают прочностью лишь через понятие, «ᴛ.ᴇ. вещи, говоря языком религиозного представления, суть то, что они суть, лишь через пребывающие в них божественные и в связи с этим творческие мысли» (401).

Идея — это не что-то далекое и потустороннее. Она — «всœецело присутствующее здесь, и она находится также в каждом сознании, хотя бы в искаженном и ослабленном виде» (401). Философия исстари занималась тем, что стремилась к познанию идеи.

Гегель предупреждает: доказательство того, что идея есть истина, «не следует искать только в данном разделœе; всœе предыдущее развитие мыш­ления содержит в себе это доказательство» (402). Ступени бытия, сущности, понятия «суть моменты идеи» (402).

Идея должна быть определœена как разум, далее — как субъект-объект, как единство идеального и реального, конечного и бесконечного, души и тела, как возможность, которая в самой себе несет свою действитель­ность и т.д.

Идея несет в себе противоречие объективности и субъективности, конечного и бесконечного и т.д., но она же содержит его непрерывное разрешение, так как объективное и субъективное, конечное и бесконечное и т.д. по отдельности не истинны.

Идея есть в связи с этим беско­нечное суждение, каждый из элементов которого переходит в свое другое. Идея, истина есть процесс. — Это одно из замечательнейших положений философии Гегеля, один из важнейших принципов вводимого им типа ин­теллекта.

В противоположность прежнему, метафизическому, взгляду, соглас­но которому абсолютная истина должна быть некогда открыта сразу, в ви­де божественного откровения или деятельности великой личности, Гегель вводит глубокое понимание абсолютной истины как бесконечного процесса.

Мысль об истинœе или идее как процессе развивается далее у Гегеля в весьма существенное положение о том, каким образом следует понимать идею как единство объективного и субъективного, конечного и бесконечного и т.д. Гегель отмечает, что само по себе слово «единство» означает спо­койное тождество, покой.

На самом же делœе идея как единство не есть абсолютное тождество составляющих ее противоположностей, а есть процесс, непрерывное движение.

Мы уже неоднократно отмечали, что основной тезис прежней идеалистической и религиозной философии, рели­гии вообще — о боге как неподвижном перводвигателœе — представляет собой неразрешимый парадокс, точнее, бессмыслицу и в связи с этим означает полное и решительное крушение идеализма и религии.

Гегель поистинœе гениально пытался спасти идеализм и религию от теоретического крушения, вводя понятие о всœеобщем, или идее, как бесконечном процессе. Абсолютное, всœе­общее, по Гегелю, не неподвижное тождество, а бесконечный процесс пере­ходов субъективного и объективного, конечного и бесконечного и т.д.

, единство как уже осуществившееся и в то же время как непрерывно осу­ществляющееся. Попытка ввести движение в абсолютное, или, на религиоз­ном языке, в бога, поистинœе гениальна, однако мы должны проследить дальше, что из этого получится.

Идея как процесс проходит в своем развитии три ступени: жизнь, познание, абсолютную идею.

ЖИЗНЬ

«Непосредственная идея есть жизнь» (405). Для характеристики идеи в ее первоначальной, непосредственной форме Гегель использует сложивше­еся в обыденном сознании и науке представление о жизни. Жизнь выступа­ет как процесс души и тела. Душа — это понятие, реализовавшееся в телœе.

Душа выступает как всœеобщее, особенное и единичное.

Душа, таким образом, предвзято трактуется в духе идущей от Платона традиции — как нечто активное, несущее в себе всœе самое существенное — всœеобщее, особенное и единичное, в то время как на долю тела остается нечто бессодержательное, некая оболочка, постепенно овладеваемая душой.

Жизнь проходит три ступени: живой индивид, процесс жизни, род. Любопытно, что в данном разделœе Гегель меняет порядок изложения используемых им важнейших категорий всœеобщего, особенного и единичного.

В случае если в общей характеристике понятия всœеобщее выступает как первая и, следовательно, лишенная многообразия ступень, то в характеристике жизни он начинает с единичного — живого индивида, в то время как всœеобщее в форме рода оказывается завершающей ступенью.

Индивиды смертны. «В смерти род показывает себя силой, властвующей над непосредственным единичным» (408). Сама по себе жизнь индивидов попадает в водоворот дурной бесконечности, бесконечного прогресса. При этом благодаря понятию идея преодолевает ограниченность индивида. «Смерть лишь непосредственной единичной жизненности есть рождение духа» (409).

Телеология — понятие и виды. Классификация и особенности категории «Телеология» 2017, 2018.

  • — Исторический детерминизм и телеология в истории

    Натуралистический подход к истории, согласно которому законы общества имеют такой же универсальный и необходимый характер, как и законы природы, крайне упрощает исторические события и процессы. Исторический детерминизм, сформировавшийся под влиянием классического… [читать подробнее].

  • — ТЕЛЕОЛОГИЯ КУЛЬТУРЫ

      Кризис культуры современного общества: тупик или кризис роста? Э. Фромм об ориентации на обладание и бытие. Антитоталитарные утопии Д. Оруэлла, О. Хаксли, Е. Замятина и А. Шнитке. Основные ценности культуры индустриального и постиндустриального общества: рационализм,… [читать подробнее].

  • — ТЕЛЕОЛОГИЯ КУЛЬТУРЫ

      Кризис культуры современного общества: тупик или кризис роста? Э. Фромм об ориентации на обладание и бытие. Антитоталитарные утопии Д. Оруэлла, О. Хаксли, Е. Замятина и А. Шнитке. Основные ценности культуры индустриального и постиндустриального общества: рационализм,… [читать подробнее].

  • — Телеология

      Закономерным развитием химизма с его влечением объектов друг к другу выступает телеологическое отношение. Гегель объясняет это так: объекты, которые объединяются благодаря их влечению друг к другу, нейтрализуются, «взаимно снимают друг друга».

    Благодаря этому… [читать подробнее].

  • — ПРИЧИНА И СЛЕДСТВИЕ. ДЕТЕРМИНИЗМ, ИНДЕТЕРМЕНИЗМ, ТЕЛЕОЛОГИЯ.

    Понятие причины и следствия возникают на стыке принципов всеобщей связи и развития. С точки зрения принципа всеобщ связи причинность опред как один из видов вязи, а имено генетическая связь явлеий, в кот одно при опр условиях порождает другое. С точки зр принципа развития… [читать подробнее].

  • Источник: http://referatwork.ru/category/logika/view/133975_teleologiya

    Телеология

    Телеология — это философское учение о целевой детерминации бытия, его отдельных сфер, объектов, процессов, предполагающее наличие в мире объективных [внечеловеческих] целей, целевых зависимостей и целесообразности в целом (см. Цель). Под этим термином также понимается общефилософская теория цели и выражаемых ей отношений.

    Телеологией называют и способы познания, в которых используются категория цели и входящие в его смысловое поле понятия (так называемая методологическая телеология).

    Традиционно к сторонникам телеологии принято относить приверженцев идеалистического воззрения, однако телеологическая установка в том или ином [чаще всего скрытом] виде постоянно присутствует в человеческом сознании.

    Термин «телеология» введён немецким философом Хр. Вольфом в 1740 году, однако основы телеологии как парадигмальной установки в философии были заложены ещё в Античности.

    Своё категориальное выражение идея целевой причины обретает в метафизике Аристотеля: понятие «цель» (τελος) фиксируется им как предназначение (имманентная цель) существования как отдельных предметов, так и Космоса в целом.

    Выделение Аристотелем материальной, формальной, действующей и целевой причин как объясняющих возникновение и существование любого объекта кладёт начало эксплицитному развитию целевого когнитивного подхода к действительности, характерного для европейской (и в целом — западной) философской и культурной традиции. Такой [телеологический] подход предопределён самими основаниями культуры европейского типа.

    При осмыслении в той или иной культуре структуры деятельностного акта (превращение предмета воздействия в преобразованный в соответствии с его имманентными законами продукт — как объектная составляющая деятельности — и активное воздействие целеполагающего субъекта на орудие, переадресующее его активность предмету — как субъектная её составляющая) возможны различные акцентировки. Для традиционной (восточной) культуры, основанной на аграрном хозяйстве, характерен акцент на объектной составляющей деятельности, и преобразовательный процесс мыслится как спонтанное изменение объекта. Этому соответствует нравственный принцип добродетели как недеяния («у-вэй» в даосизме), типичный для восточных культур, и доминирование в архаичных восточных языках грамматической структуры пассивного залога. В противоположность этому для основанной на динамичном развитии ремесленной деятельности античной культуры характерно акцентирование субъектной составляющей деятельности, и последняя понимается именно как активное вмешательство человека в естественные природные связи, создание новых свойств предмета и новых предметов. Так для древнегреческого языка типичны залоговые структуры активного отношения и в целом активные грамматические композиции. Проявлением указанной акцентировки является дифференциация блока деятельностного акта: интегральной материальной (объектной) причине противостоит в говорящей устами Аристотеля европейской культуре разветвлённый причинный комплекс, фиксирующий не только активность субъектного начала как таковую («действующая причина»), но и её структурирующий потенциал («формальная причина») и целесообразность («целевая причина»).

    Интерпретированное в указанном ключе становление телеологии может рассматриваться как закономерное для культуры западного (техногенного) типа и выражающее свойственное данной культуре активное отношение человека к внешнему миру, содержание которого составляет его (мира) целесообразное изменение и преобразование, в то время как в восточной культуре философские установки телеологизма достаточно редки (санкхья, Мо-цзы). По Аристотелю, наличие целевой причины характеризует не только человеческую деятельность, но и объекты природы вообще («природа ничего не делает напрасно») в том смысле, что каждая вещь стремится к своей энтелехии (ἐντελέχια), то есть к самоосуществлению, свершению, реализации вещью своего предназначения и своей цели, что находит выражение в единстве материальной, формальной, действующей и целевой причин.

    Таким образом, античная традиция изначально задаёт амбивалентную трактовку цели: и как объяснительного принципа, и как онтологической характеристики бытия. Оба эти вектора интерпретации цели находят своё развитие в историко-философской традиции разворачивания телеологической проблематики.

    Так, с одной стороны, Г. В. Лейбниц, развивая идеи имманентной телеологии, вводит в философию понятие «предустановленной гармонии», в контексте которой каждая монада как энтелехия выступает «живым зеркалом Вселенной» и взаимодействие между ними детерминировано заданной Богом целью вселенского согласования.

    Идея предустановленной гармонии оказала значительное влияние как на философскую, так и на теологическую традиции: в постлейбницевской теологии телеологическое доказательство бытия Божьего (очевидная целесообразность мира с необходимостью предполагает наличие Бога-устроителя) фиксируется — наряду с онтологическим и космологическим — в качестве фундаментального. Принцип «конечных причин» (causa finalis) играет значительную роль в философии А. Шопенгауэра, Р. Г. Лотце, Э. Гартмана, А. Бергсона, выступает основополагающим конститутивным принципом в онтологии современного неотомизма, конституирует провиденциалистскую модель исторического процесса.

    С другой стороны, в историко-философской традиции отчётливо просматривается вектор интерпретации телеологии как познавательного подхода и объяснительного принципа. По оценке И.

     Канта, понятие целевой причины, будучи антропоморфным по своей природе, не может и не должно рассматриваться как онтологическая характеристика бытия: целесообразность, по Канту, есть «особое априорное понятие, которое имеет своё происхождение исключительно в рефлексирующей способности суждения».

    Тем не менее, данное понятие может играть роль «хорошего эвристического принципа».

    Таким образом, в немецкой трансцендентально-критической философии оформляется особый — целевой — тип причинности, выступающий альтернативой механистическому детерминизму лапласовского типа и апплицированный, прежде всего, на социально-гуманитарное познание (телеология как способ объяснения истории у И. Г.

     Фихте и объективная характеристика царства духа у Ф. В. Й. Шеллинга, телеологизм как закономерность развития исторического процесса у Г. В. Ф. Гегеля.) Телеологический принцип как критериальная основа специфики гуманитарного знания анализируется Марбургской школой неокантианства, дифференцирующей естественнонаучное и философское познание на основе дифференциации «мира природы» с его каузальными закономерностями и «мира свободы» (то есть духовной культуры) — с закономерностями телеологическими.

    Основные проблемы при выяснении соотношения имманентного и трансцендентного в телеологии в современной философии возникают при обращении к сфере социального. Коренное изменение подхода к проблеме цели возникает с введением в философию понятия «жизнь».

    Особое значение для изменения самого понятия телеологии имеют открытия в области кибернетики, системные исследования. При исследовании самоорганизующихся систем понятие цели рассматривается как функция системы, ориентированной на сохранение её основного качества.

    Понятие цели становится неотделимым от исследования общества как самоорганизующейся, самовоспроизводящейся системы (структурно-функциональный анализ в социологии). Имманентная целесообразность становится существенной характеристикой любой оптимально функционирующей социальной системы (Т. Парсонс).

    Так понимаемая целесообразность лишена однозначности вынесенного вовне идеального образца-цели, она «поливариантна». Целесообразное уже не тождественно предопределённости, оно максимально сближается с категорией возможности.

    Телеологический подход имеет свою традицию: в физиологии (витализм, холизм), в психологии («физиология активности» и современный бихевиоризм), в социологии (структурно-функциональный анализ и веберовская концепция целерационального действия), в общей теории систем (телеологические уравнения Л.

     фон Берталанфи, описывающие функционирование стремящейся к заданному состоянию системы), в кибернетике (положившая начало кибернетики как теоретической дисциплины статья А. Розенблюма, Н. Винера и Дж.

     Бигелоу имела название «Поведение, целенаправленность и телеология»), в социальной антропологии («телеология субъекта» в феноменологическом персонализме и герменевтической феноменологии), в науковедении и философской методологии (неопозитивизм В.

     Штегмюллера), в аксиологии (анализ роли ценностей в историческом процессе и обоснование смысла жизни). Принципиально новый смысл идеи телеологии обретают в контексте оформляющейся в современной культуре общей теории нелинейности.

    Источник: https://gtmarket.ru/concepts/7361

    Ссылка на основную публикацию
    Adblock
    detector